Топ материалы

Коррупционные «Кентавры» Порошенко или «Как заработать на войне»

Нынешняя агрессия России – Москва реально показала, что может и готова в любой момент напасть на Украину, – в очередной раз напомнила, что главным залогом безопасности нашей страны является ее армия.

Одной из ключевых задач для украинских властей после оккупации РФ Крыма и начала конфликта на Донбассе стало реформирование и модернизация Вооруженных сил. Впрочем, как показала практика, порой за громкими лозунгами высших чинов о повышении обороноспособности страны стояли личные коррупционные интересы.

Яркий пример – скандальное дело о боевых катерах «Кентавр», когда в результате сговора руководства Минобороны и «Кузницы на Рыбальском», которая на тот момент принадлежала Петру Порошенко, государство понесло многомиллионные убытки, а ВМС до сих пор не получили кораблей.

Как все начиналось

Идея создать новый отечественный десантно-штурмовой катер, который был бы дешевле в производстве и более эффективен по своим функциям и возможностям, зародилась еще в 2014 году – ВМС срочно нуждались в усилении флота.

Разработкой занялось николаевское госпредприятие «Опытно-проектный центр кораблестроения». В 2015 году проект боевого катера был готов. Поскольку ГП выполнило все проектные работы за собственные средства, оно рассчитывало, что его привлекут к разработке рабочей конструкторской документации и ОПЦК будет осуществлять авторский контроль над строительством катеров.

Однако Минобороны в последний момент прервало переговоры с ГП и заключило контракт с частной компанией «Завод «Ленинская Кузница» (старое название «Кузницы на Рыбальском»), которая принадлежала на тот момент президенту Петру Порошенко (73,9%). Долей в 20,1% владел близкий партнер Порошенко – Игорь Кононенко.

В 2016 году завод получил от Минобороны первый транш в размере 135,7 млн грн, однако у «Кузницы на Рыбальском» не было собственного технического проекта, в результате начало строительства катеров стартовало лишь в апреле 2017 года, когда предприятие приступило к разработке своего проекта катера.

Далее ситуация лишь усугубилась, поскольку разработанный «Кузницей» проект в результате ошибок и некорректных решений не отвечал тактическим требованиям Минобороны к десантно-штурмовому катеру.

Что в итоге?

В результате, хотя два катера и были спущены на воду, они до сих пор не приняты на вооружение, поскольку построены с грубыми нарушениями и непригодны для ВМС. А строительство третьего корабля остановлено, и сегодня он в виде металлолома лежит в цехах «Кузницы».

По данному факту Государственное бюро расследований уже открыло уголовное производство.

«Они (катера «Кентавр». – Ред.) не выдерживают никакой критики, их технические мощности, технические показатели не соответствуют тем требованиям, которые закладывало Министерство обороны. При проведении государственных испытаний у одного из кораблей было возгорание двигателя. Скоростные режимы не выдержаны. Мы уже не говорим о том, что будет, если на судне окажется личный состав с вооружением», – заявил в августе 2021 глава ГБР Алексей Сухачев, комментируя итоги предварительного расследования.

По его словам, следствие доказало, что был сговор чиновников Минобороны и исполнителя контракта.

23 и 28 октября 2021 года следственные эксперименты подтвердили несоответствие боевых катеров производства ЧАО «Кузница на Рыбальском» требованиям заказчика – ВСУ и Минобороны.

Убытки государственного бюджета оцениваются в 450 млн грн.

Кто ответит за аферу?

На сегодняшний день ключевыми подозреваемыми по делу проходят: глава правления завода «Кузница на Рыбальском» Валерий Шандра, экс-заместитель министра обороны, генерал Игорь Павловский, а также несколько бывших высокопоставленных сотрудников Минобороны.

«Глава правления ЧАО «Кузня на Рыбальском» подбил заместителя министра обороны Украины заключить государственный контракт именно с его предприятием. Чиновник министерства дал указание подчиненным ему руководителям одного из департаментов Минобороны на беспрепятственное заключение государственного контракта по строительству катеров именно с указанным ЧАО», – заявил в июле 2021 начальник следственного отдела ГБР Олег Гриняк.

Эту версию следствия позже фактически подтвердил бывший подчиненный Павловского, директор Департамента военно-технической политики, развития вооружения и военной техники Минобороны Андрей Араптанов. Он признал свою вину за нарушения при заключении контрактов. Соответствующе соглашение о признании виновности 23 ноября 2021 года утвердил Соломенский суд Киева.

17 декабря 2021-го следователи ГБР сообщили о подозрении бывшему начальнику военного представительства Минобороны. По мнению следствия, он в сговоре с руководством ЧАО «Завод «Кузница на Рыбальском» подделал документы о завершении испытаний ходовых характеристик катеров, хотя военному было известно о том, что указанные испытания не проводились.

В июле 2021-го Печерский райсуд Киева избрал Павловскому меру пресечения в виде ареста с альтернативой залога в 475 млн грн, Шандре – был установлен залог в размере 443 млн грн. В ноябре суд уменьшил суммы залога до 18 и 10 млн грн, соответственно, и они после внесения средств смогли выйти из СИЗО. Большую часть суммы залога за Павловского внес Фонд семьи Порошенко.

К слову, Павловский является фигурантом еще нескольких дел о хищениях в армии.

Напомним, Порошенко и Кононенко продали «Кузницу на Рыбальском» в ноябре 2018 года.

По данным СМИ, бывший президент получил за свою долю предприятия 235,8 млн долл., Кононенко – 64,2 млн долл.

«Сделку по «Кузне на Рыбальском» следует рассматривать как один из шагов реализации задекларированного Петром Порошенко намерения полностью отделить бизнес от политики», – заявили тогда в его пресс-службе.

Однако с учетом всего вышесказанного, вполне вероятно, что истинной причиной продажи была попытка тогдашнего президента дистанцироваться от громкого скандала и застраховаться от возможного уголовного преследования в будущем за этот коррупционный сговор. Что показательно, сделка по продаже завода состоялась через месяц после того, как на воду был спущен первый «Кентавр».

Пир во время войны

Вряд ли Порошенко как владелец завода и на тот момент Верховный главнокомандующий не знал о реальных проблемах с катерами, которые проектировала и строила его «Кузница». Но очевидно, что у следствия нет доказательств его личной причастности к сговору. Да и судебные процессы над фигурантами дела могут тянуться годами.

Пока же ясно одно: в то время как простые украинцы отдавали последнее, чтобы экипировать и накормить ребят на фронте, руководство страны наживалось на закупках для армии техники и вооружения. Остается надеяться, что если не уголовная, то, по крайней мере, политическая ответственность за такие циничные действия все же наступит.

Топ материалы

Не пропусти