Топ материалы

В Кировоградской области экс-прокурора судили за коррупцию

Кировский районный суд Кропивницкого признал бывшего работника прокуратуры виновным в злоупотреблении влиянием.

Обвиняемый работал в должности начальника Александровского отдела местной прокуратуры.

В 2019 году местная полиция расследовала два уголовных производства: по хранению наркотиков с целью сбыта в места лишения свободы, а второе по хранению без цели сбыта.

У женщины, пришедшей на свидание в исправительный центр, изъяли пакет с белым порошком и она попросила знакомую узнать о ходе и результатах расследования.

У прокурора вроде бы возникло намерение получить взятку за влияние на следователя, чтобы та не привлекала женщину к ответственности и закрыла производство за отсутствием состава преступления. Встретившись с подругой фигурантки дела, прокурор усадил ее в служебную машину и вывез в лесополосу, где озвучил свои требования. А именно, что благодаря влиянию на следователя снимет все обвинения и будет способствовать закрытию дела при условии передачи 2000 долларов.

Прокурор позвонил по телефону следователю и узнал, что уголовное производство по хранению без цели сбыта закроют, а по хранению наркотиков с целью сбыта будут передавать в суд.

Начальнику отдела прокуратуры удалось убедить следователя, что второе производство нужно переквалифицировать и закрыть за отсутствием состава преступления. При этом он сообщил, что такое решение было согласовано с заместителем руководителя Знаменской местной прокуратуры Кировоградской области. Следователь, якобы не будучи осведомлен о преступных намерениях, согласилась и закрыла дело.

После этого прокурор встретился с гражданкой и отдал ей постановление о закрытии дела, получив взамен 2000 долларов. Далее он был разоблачен с поличным, поскольку женщина предварительно обратилась в правоохранительные органы.

В суде бывший прокурор вину не признал. Он рассказывал, что заявительница просила его подыскать реабилитационный центр для ее наркозависимой подруги и затем хотела передать аванс для оплаты за лечение там, но он деньги не взял и советовал воспользоваться терминалом.

В дальнейшем прокурор якобы сам заподозрил, что его будут провоцировать на взятку и попытался задокументировать гражданку.

Как рассказывал обвиняемый, в день задержания заявительница начала писать ему в месенджере, что намерен встретиться, потому что кое-что для него от родителей своей подруги. В это время он был дома из-за плохого самочувствия и чувствовал резкую боль в животе, употреблял обезболивающее и хотел обратиться в больницу.

Находясь дома с целью фиксации возможного преступления, прокурор вроде бы собственноручно составил рапорт и передал его коллеге и просил зарегистрировать, говоря, что сам едет в больницу. У прокурора диагностировали хронический панкреатит, при котором рекомендована госпитализация. В это время заявительница продолжала ему писать.

Прокурор, несмотря на плохое самочувствие, покинул медучреждение. По телефону он попросил следователя изготовить постановление о закрытии производства и вынести ему на улицу, поскольку из-за боли в животе он не может выйти из машины. Получив постановление и включив видеорегистратор в автомобиле, прокурор отправился документировать взятку. Женщина села в машину, получила постановление и заинтересовалась его бардачком, открыла его, как он думал, отыскивая салфетки, но что-то положила туда.

Осознавая, что в отношении него может быть совершено преступление и не имея средств для самостоятельного задержания взяточницы прокурор, по его объяснениям, принял решение об ее изоляции на время проведения неотложных следственных действий. С этой целью он сообщил гражданке, что из Александрии в Кропивницкий ее доставят сотрудники полиции. Прокурор позвонил по телефону и.о. начальника Александровского отдела полиции и попросил отправить наряд патрульных в стационарный пост ГАИ. Через несколько минут на место прибывший наряд и сотрудникам полиции он громко сообщил, что этой женщине необходимо отыскать попутный автомобиль в Кропивницкий. Сославшись на неотложную встречу, он поехал и за мостом открыл бардачок и обнаружил там несколько свертков долларовых банкнот. После этого прокурор позвонил следователю, на который влиял на закрытие дела, и приказал ему немедленно выйти к входу отделения полиции. Как объяснял обвиняемый, он должен был позвонить именно этому следователю, поскольку начальник отдела полиции был в отпуске, а его первый заместитель — в командировке.

Прокурор надеялся, что его знакомая следователь составит протокол осмотра авто, в ходе которого изъят долларовые банкноты и с участием сотрудников уголовного розыска женщину, которая давала деньги, задержат на стационарном посту ГАИ. Но когда следователь подошел к его автомобилю, он успел только продемонстрировать ей долларовые банкноты, а дальше автомобиль был заблокирован, и началось задержание и обыск автомобиля другими следователями.

Защита пыталась доказать, что женщина является профессиональным «взяточником». И вроде бы исключительно именно она была инициатором встреч, звонила прокурору и склоняла к преступлению. Обвиняемый рассказал, что заявительница ежедневно писала ему в мессенджерах, интересовалась его личной жизнью.

отправляла фото интимного характера, неоднократно предлагала встречу у нее дома для интимных отношений и пыталась завоевать доверие и создать атмосферу дружеских и близких отношений.

В подтверждение провокации была предоставлена копия определения суда от 11.10.2021 об освобождении этой женщины от уголовной ответственности за предложение взятки секретарю сельсовета. Действительно, суд по ходатайству прокурора освобождал гражданку от ответственности, поскольку она предварительно сама подала заявление в полицию о вымогательстве взятки секретарем сельсовета и способствовала раскрытию преступления. Секретарь сельсовета подал заявление в СБУ о предложении ему взятки на неделю позже.

При оценке доводов стороны защиты суд считает, что преступление было совершено благодаря инициативному поведению обвиняемого, поведение заявительницы носило в целом пассивный характер. Именно обвиняемый сообщил женщине номер своего мобильного телефона и предложил встретиться.

Сторона защиты предоставила информацию, что женщина обращалась в правоохранительные органы с другими заявлениями о совершении преступления. Вместе с тем, суд не усматривает достоверных свидетельств, что по этому делу заявительница изначально действовала под контролем правоохранительных органов.

Гражданка в своих показаниях подтверждала факт многочисленных обращений в правоохранительные органы с заявлениями о вымогательстве взяток, объясняя это своей активной гражданской позицией, когда у нее «просят деньги».

Суд считает, что к моменту, когда женщина впервые непосредственно поинтересовалась возможностью положительного решения вопроса за предоставление неправомерной выгоды у прокурора уже самостоятельно сформировался умысел на совершение преступления, о чем свидетельствует то, что он не прекратил дальнейшее общение с этой гражданкой.

Обвиняемый является прокурором с 2011 года, что указывает на его опыт и осведомленность о том, как сообщать о преступлении и действовать в случае предложения неправомерной выгоды. Именно то, что он должен был отказаться от нее, продолжил общение и получил деньги. Суд не видит в действиях обвиняемого мотива, направленного на разоблачение в рамках действующего уголовного процессуального закона. По мнению суда, передача рапорта не свидетельствует о намерении разоблачить взяткодателя, а является действиями, направленными на обеспечение себе алиби при совершении преступления.

Бывший прокурор приговорен к 4 годам заключения с запретом занимать должности в судах, правоохранительных органах и адвокатуре на 2 года.

Топ материалы

Не пропусти