Топ материалы

Игорь Сечин: несгибаемый руководитель или банальный сутяга?

Глава «Роснефти» Игорь Сечин продолжает «прессовать» СМИ: на этот раз госкорпорация подала в суд на норвежскую компанию «Эн-Эйч-Эс-Си Глобал Пабликейшенс» — оператора интернет-портала «Upstream» и журналиста Андрея Афанасьева, автора публикации, критикующей политику «Роснефти» в Башкирии.

В материале «Upstream» говорится об ограничении объемов добычи «Башнефти», следствием чего стало сокращение налоговых выплат в региональный бюджет и социальных программ. Обо всем этом ранее сообщали российские СМИ, но Сечин решил в очередной раз «поиграть мускулами».

Известно, что «Роснефть» регулярно судится с крупнейшими российскими изданиями, в числе которых были «Forbes», РБК, «Коммерсант», «Ведомости» и др. Суды госкорпорация неизменно выигрывает, вот только непредвзятость «служителей Фемиды» порой вызывает сомнения, как это было, например, в случае с публикацией о дорогостоящем коттедже, строящемся Сечиным на Рублевке, недалеко от санатория управделами президента «Барвиха». Несмотря на то, что глава «Роснефти» не любит обсуждения в СМИ своих доходов и пресекает распространения опубликованных на эту тему материалов, корпорация занимает первое место по размеру выплат членам Совета директоров: они составляют 36,4 млн рублей или 666 средних российских зарплат. Сам Сечин ни в чем себе не отказывает: недавно он сменил принадлежавший ему самолет Bombardier Global 6000 стоимостью 50 млн долларов на более дорогостоящий Bombardier Global 7500, минимальная цена которого составляет 75 млн долларов. На широкую ногу живут и родственники топ-менеджера. Так, зять Сечина, председатель совета Плесского городского поселения Тимербулат Каримов построил себе теплоход «Мустай карим» стоимостью 4 млрд рублей, а его жена Инга активно скупает недвижимость в Плёсе, где ей уже принадлежит целая улица.

Игорь Сечин – организатор кризиса?

Игорь Сечин в очередной раз озаботился «честью мундира»: возглавляемая им госкорпорация обратилась в суд с иском о защите деловой репутации к норвежской компании «Эн-Эйч-Эс-Си Глобал Пабликейшенс» – оператору портала «Upstream», специализирующегося на освещении событий, происходящих в нефтегазовой отрасли. Соответчиком в иске указан корреспондент отдела разведки и добычи «Upstream» Андрей Афанасьев.

Российские СМИ и общественность оставили этот факт без внимания, первыми подробности сообщили телеграм-каналы. Речь идет о публикации «Роснефть» обещает пробурить разведочные скважины для дочернего предприятия в трудном финансовом положении». Недовольство Сечина вызвала содержащаяся в ней критика политики, проводимой госкорпорацией в Башкирии. В частности, связанного с требованиями ОПЕК+ ограничения объемов добычи «Башнефти», следствием чего стало сокращение социальных расходов в регионе, бюджет которого во многом зависит от нефтедобычи. Еще один пункт – упоминание о приостановке «Башнефтью» налоговых платежей и дивидендных выплат республиканской администрации.

Теоретически шансы Сечина выиграть процесс сравнительно невелики. СМИ писали, что в 3 квартале 2020 года «Башнефть» действительно сократила объемы нефтедобычи на 68%; тот год компания окончила с убытком по МФСО в размере 11,1 млрд рублей.

Среди причин «Интерфакс» называл, в том числе, упомянутое в публикации «Upstream» соглашение ОПЕК+. Тот факт, что «Башнефть» является крупнейшим налогоплательщиком и системообразующим предприятием для экономики региона – тоже вряд ли у кого-то может вызвать сомнения: только в 2018 году компания перечислила в республиканский бюджет 42 млрд рублей, что составило 27,9% всех налоговых поступлений.

Ежегодно порядка 4 миллиардов «Башнефть» направляет на реализацию социальных проектов. Вот только резкое сокращение нефтедобычи и решение Совета директоров компании о невыплате части нераспределенной прибыли привели к тому, что бюджет региона на 2022 год был принят с дефицитом в размере 21,45 млрд рублей. Издание «Бизнес Online» тогда прямо называло Игоря Сечина организатором бюджетного кризиса в Башкирии, а эксперты говорили о разбалансированности бюджета как о «большой угрозе для стабильности региона» и предстоящем сокращении соцпрограмм на 3-4 млрд рублей.

Пресса «под прицелом» «Роснефти»

Но если факты – вещь упрямая, то на что сегодня рассчитывает Сечин, направляя в суд очередной иск в отношении журналистов? На то, что Фемида окажется не только слепа, но и глуха к аргументам ответчиков? Впрочем, судиться со СМИ главе госкорпорации не привыкать: если бы существовала награда «сутяга года», то ее без всяких колебаний можно было бы вручать Игорю Ивановичу.

Судите сами: только в прошлом году «Роснефть» направила в суды заявления в отношении радиостанции «Эхо Москвы», телеканала «Дождь» (признан в РФ иностранным агентом), портала «Важные истории» (признан в РФ иноагентом), изданий «Новая газета», «Собеседник», «Forbes», американского «Bloomberg» и т.д. До этого нефтяная компания судилась с РБК, «Коммерсантом», «Ведомостями» … Сложно сказать, кого Сечин обошел своим «вниманием».

Причины для разбирательств были самые разные. Например, в случае с «Forbes» «Роснефть» «напряглась» на публикацию, в которой финансовый успех главы инвестгруппы «Регион» Сергея Сударикова объяснялся связями с госкорпорацией и аффилированными с ней лицами. Как писал портал «Право.Ru», один из собеседников издания назвал «Регион» «менеджерским проектом, превратившимся в квазигосударственный». Суд «Forbes» проиграл, его обязали разместить опровержение, но выплаты денежной компенсации истец не потребовал.

Претензии к «Эху Москвы» и «Дождю» (признан в РФ иностранным агентом) заключались в распространении материалов, составленных на основе публикации «Bloomberg», из которой следовало, что российские власти планируют направить миллиарды долларов из Фонда национального благосостояния на развитие проекта «Восток Ойл». И в первом, и во втором случае Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования «Роснефти», обязав ответчиков опубликовать опровержение сведений,«не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию»истца.

Некоторые разбирательства напрямую не были связаны с профессиональной деятельности госкорпорации. Так, издание «Собеседник» обязали удалить публикацию, в которой речь шла об адыгейском горнолыжном курорте «Лунная поляна», оформленном на «Роснефть», но при этом якобы являющимся «персональным горнолыжным курортом» главы государства, построенным под руководством Управделами президента и под контролем ФСО.

Мутная история строительства на Рублевке

Как мы можем убедиться, судебные процессы с представителями прессы госкорпорация неизменно выигрывает. Вот только попытки таким образом создать вокруг себя «информационный вакуум» ни к чему не приводят: «Роснефть» и ее руководство привлекают к себе еще большее внимание. К тому же со временем становятся известны новые подробности некоторых разбирательств.

Напомним, что в сентябре 2016 года Сечин выиграл суд с изданием «Ведомости», опубликовавшим материал о строительстве топ-менеджером загородного дома на Рублевке, недалеко от санатория управделами президента «Барвиха», стоимостью 60 млн долларов. Тогда предметом иска стало «опровержение искажения фактов и признание факта незаконного вторжения в личную жизнь и использования личных данных».

Вот только победа оказалась несколько преждевременной: в 2019 году издание «Baza» сообщило о построенных главой «Роснефти» на Рублевке двух новых особняках, общая стоимость которых оценивалась в 18 млрд рублей. Из публикации следовало, что особняк, о котором ранее писали «Ведомости», строился для второй жены Игоря Ивановича Ольги Рожковой (той самой, в чьей собственности могла находиться получившая скандальную известность яхта «St. Princess Olga»– «Святая принцесса Ольга», оценивавшаяся в 100 млн долларов).

После злополучного развода Сечин якобы оказался настолько опечален, что снес домовладение до основания, начав на его месте новое масштабное строительство. Прямо как в поговорке: с глаз долой, из сердца вон! Правда, согласно данным Росреестра, правообладателем земельного участка, где идет стройка, с некоторых пор является не сам глава «Роснефти», а Российская Федерация – как известно, такая уловка с некоторых пор используется для сокрытия информации о недвижимости высокопоставленных чиновников.

Стоп. Но как в таком случае быть с материалом «Ведомостей»? Действительно ли имело место «искажение фактов» или Сечину не понравился сам факт публикации, а «жрецы Фемиды» из Останкинского районного суда послушно «взяли под козырек»?

Сечину – самолет, его зятю – теплоход

Позволить себе дорогостоящую недвижимость может не только Сечин, но и его ближайшие соратники по работе в госкорпорации. Как сообщает издание «Накануне.Ru» со ссылкой на исследование международной компании «Korn Ferry», базовое вознаграждение рядового члена Совета директоров «Роснефти» составляет 36,4 млн рублей или 666 средних зарплат россиян. Таким образом, госкорпорация оставила позади не только «Русал» или «Норникель», но даже «Газпром». При этом по оценкам «Forbes», по вознаграждению председателю Совета директоров «Роснефть» заняла третье место (после «Русала» и «Норникеля»): оно составляет 43,6 миллиона.

Но даже на эти средства вряд ли можно шиковать так, как это делает Сечин, меняющий как перчатки… самолеты! В начале года стало известно, что Игорь Иванович продал принадлежавший ему летающий лимузин Bombardier Global 6000, стоимость которого оценивается в 50 млн долларов. При этом летать эконом-классом он явно не собирался и купил себе более дорогую и навороченную модель – Bombardier Global 7500 стоимостью от 75 млн долларов. На нем топ-менеджер уже успел слетать в Индию (вместе с бортом №1) и в Дубай, где он, видимо, «патриотично» набирался сил перед очередным конфликтом с НАТО из-за Украины.

Заметим, что родственники главы «Роснефти» тоже отличаются неумеренными аппетитами. Так, Тимербулат Каримов– муж его дочери Ингии председатель совета Плесского городского поселения в Ивановской области – на заводе «Красное Сормово»построил себе теплоход «Мустай Карим» стоимостью4 млрд рублей. Официально судно получила компания «Водоходъ», Совет директоров которой возглавляет небезызвестный бывший замминистра транспорта и экс-глава Росморречфлота Виктор Олерский. «Водоходу» «Мустай карим» передавался в рамках лизинговой сделки с АО «Машпромлизинг».

Впрочем, имя настоящего владельца теплохода особо не скрывается, ведь судно названо в честь деда Тимербулата Каримова – классика башкирской литературы Мустая Карима. Не исключено, что его оператором станет зарегистрированная в сентябре 2020 года «Плёсская судоходная компания», единственным учредителем и гендиректором которой является Инга Каримова, вместе с мужем присутствовавшая во время спуска теплохода на воду. Сам Сечин может максимально способствовать продвижению бизнеса близких родственников, так как много лет руководил Советом директоров «Объединенной судостроительной корпорации» (в ее структуру входят вышеупомянутые завод «Красное Сормово» и АО «Машпромлизинг»).

Есть у дочери главы «Роснефти» и другое весьма специфическое увлечение: по информации телеграм-канала «ВЧК-ОГПУ», она активно скупает недвижимость в Плёсе, причем ей уже практически целиком принадлежит улица горы Свободы. Откуда у муниципального чиновника и его супруги деньги – вопрос открытый: принадлежащие им коммерческие структуры декларируют либо убытки, либо нулевую прибыль. Возможно, помогает заботливый отец и зять? Но на эту тему Игорем Сечиным наложено табу, а нарушившие его журналисты могут столкнуться с судебными разбирательствами.

Топ материалы

Не пропусти