Топ материалы

Игорь Иваныч скоропостижно выздоровел. А зло победило бабло

Подхвативший омикрон губернатор Игорь Кобзев из режима самоизоляции 3 февраля обнадежил население Прибайкалья, что у него только сопли. Стараюсь, говорит, не выпадать и оставаться в рабочем процессе. В том самом процессе, в котором в разгар эпидемии назначал когда-то министром здравоохранения Прибайкалья Якова Сандакова.

Основным положительным результатом работы Якова Павловича в Иркутской области стало его же расширение – а вот с системой борьбы с коронавирусом в регионе этого не произошло.

Яков Сандаков

Медики набрались опыта и укрепили волю, это да, но тут нет заслуги залетного министра. А вот работал бы Игорь Иваныч охранником где-нибудь в Хомутово сутки через двое или там продавцом в магазине автозапчастей (ну, стратегия развития Иркутской области еще не развилась, с реальным сектором напряженка) и заразился бы коронавирусом, то тогда он бы более ответственно относился к выбору министров здравоохранения. Ему пришлось бы идти на прием и выстоять долгую (как правило – многочасовую) очередь. Чтоб полечили хотя б бесплатным арбидолом (рецепты в аптеках отоваривают даже не верящие в фуфломицины, и прибыли производителей зашкаливают).

В Хомутово на 35 тысяч населения действует вот такой вот кабинет неотложной помощи.

Да, на 35 тысяч только официального населения

Люди с симптомами ОРВИ сидят в ожидании помощи в предбанничке, где в длину и ширину не будет даже четырех метров. На улице не подождешь: люди все время путаются, кому занимать очередь на тест, а кому сначала к терапевту, и в ожидании на свежем воздухе ты точно из нее вылетишь. У медиков условия работы соответствующие. Нет даже компьютера.

У многих людей и через две недели, а то и через месяц тест раз за разом выявляет положительный результат. И каждый такой бедолага должен был ходить с утра каждые пять дней, пока не получит отрицательного результата. И охранник Игорь Иваныч бы ходил, потому что с положительным ковидом хозяин его не пустит на работу, и питаться в перспективе придется бесплатным арбидолом. При этом, как делятся в очереди, государство шлет угрожающие сообщения об уголовной ответственности за заражение окружающих ковидом. «Уж лучше бы вообще этот тест не сдавали».

Отдельная история – сами тесты. При желании, брать анализы у повторно пришедших можно было быстро, чтобы не наращивать очереди хотя бы за счет них. Эвон, в диагностическом как шустро всех приходуют. Но в Хомутово каждый сидит в кабинете минут по 10. Там по каждому пишут какие-то бесконечные обязательные бумаги (компьютера, напомним, нет, но, похоже, его наличие не спасает от очередей и более продвинутые учреждения).

В итоге приезжаешь часам к семи утра, и в очереди ты уже 4-5-й. И через четыре часа хорошо, если пройдешь. Дело доходит до столкновений. Так было примерно неделю назад, но с тех пор число заболевших только выросло. Очередь переместили в стационар, и там пациенты, вспомнив опыт 90-х, пишут фамилии на пришпиленной к двери бумажке. Кстати, данные по результатам анализов по разным учреждениям – не объединяются. Если ты сдал платный анализ или анализ в другом учреждении – будь добр, возьми распечатку и тащи ее ножками до кабинета, где ты вошел в число официально инфицированных, и стой там положенные несколько часов. Интернет, базы данных? Нет, не слышали. При этом существует запущенный с помпой минздравом Иркутской области сайт medirk.ru, на котором можно узнать результат в формате «отрицательный» или «положительный». Но нет, это непересекающиеся системы. Нужна именно распечатка из лаборатории.

И вот если у охранника Игоря Ивановича не хватит выдержки, он вздохнет, наскребет деньжат и пойдет сдавать платный тест. В диагностическом центре с него за это возьмут 1940 рублей.

Кстати, в муниципальных очередях уже родилась теория, что так задумано – все новые повторные положительные тесты у уже бессимптомных. Потому что платно повторные тесты «всегда отрицательные».

При этом на днях выяснилось: «Себестоимость реагентов для ПЦР-теста на коронавирус в стационарной лаборатории 200-300 рублей. То есть полная стоимость ПЦР-теста на коронавирус (включая не только реагенты, но и амортизацию оборудования, и работу сотрудников) должна быть от 300 до 500 рублей» (Валерий Ильинский, гендиректор медико-генетического центра «Генотек»).

Ладно, мы, простые граждане! Мы можем свято верить, что анализировать мазки – это очень дорого, исчисляемые в унциях расходники приносят своим ходом тибетские монахи, высококвалифицированный персонал (раньше-то, до коронавируса, он был низкооплачиваемый) одевается в заговоренные поштучно костюмы, ремонт в лабораториях делают подрядчики не ниже кандидата наук…

Но власти-то, размещающие госзаказы на ПЦР-тесты, должны быть в курсе насчет их себестоимости! А то выходит, предприниматели от медицины даже не спекулируют, а мародерствуют под благостными взглядами антимонопольной службы, кучи правоохранительных органов и прочих обличенных. В том числе и нашего доблестного регионального минздрава.

И только через два года ОНФ, засидевшись без работы, лениво расковыривает тему космической разницы между себестоимостью тестов и их ценой. Все равно необходимость в отрицательных тестах для выписки с больничного в России буквально через несколько дней – бах! – отменяется.

Как и необходимость в осмотре врача для закрытия больничного. Просто система окончательно легла от высокозаразного омикрона под потоком пациентов и физически не может раз за разом брать у них мазки еще и на выходе. Рады бы, да не могут. Элементарно рядовые медики, которых опять бросили под танки, на больничных (кто, кстати, принимает в открытом в Иркутске временном реабилитационном ковидном центре – работники минздрава?). То есть здесь мы имеем редчайший пример того, что именно зло в лице коронавируса хотя бы отчасти победило бабло, которое с упоением рубили на ПЦР-тестах. Именно бабло побеждено, не наоборот. Но сколько уже нарублено – страшно даже представить. Кстати, в системе госзакупок видно, что с юрлиц-то берут хоть на несколько сотен, но подешевле, чем с несчастных физлиц.

Зато еще в самом начале эпидемии, в апреле 2020-го, едва не расстреляли какую-то ангарскую студентку за угрожающий государству пост в соцсетях о заболевшем главвраче больницы. Нашли и обезвредили. И не только ее, превентивно запугав всех желающих хоть что-то сказать. Ввели уголовную ответственность за фейки.

А грабить граждан в условиях эпидемии – эт можно. Не мешает.

В стране даже зарегистрирован рекорд. МСЧ №32 в Заречном (Свердловская область) в конце 2021-го искала подрядчика на ПЦР-тесты. Изначальная цена контракта была 600 тысяч рублей за тысячу анализов. В результате торгов стоимость контракта упала до 144 тысяч (то есть 144 рубля за тест).

Впрочем, наш генерал Игорь Иваныч Кобзев – он, к сожалению, не охранник. И он может просто объявить о самоочистке от омикрона через пять дней после того, как рассказал о том, что он инфицирован и изолировался. Потому что наверху бдительность отменили.

Вот удивительно: наши власти считают аргументом для отмены всех ограничений тот факт, что при беспрецедентном росте числа заболевших количество погибших от коронавируса остается прежним (в Иркутской области за последние сутки – 16). Хотя еще в декабре при примерно том же числе погибших и намного меньшем числе заболевших собирались возить по куар-кодам даже в общественном транспорте.

А теперь – гори все синим пламенем. То есть совершенно не из смертей исходят контролирующие органы.

А скоропостижно выздоровевший Игорь Иваныч поедет теперь в какую-нибудь отдаленную территорию, ветеранам руки жать. А ведь в отдаленных территориях даже хомутовских медицинских услуг – нету. Только постом да молитвой.

Игорь Кобзев (справа)

Топ материалы

Не пропусти