Топ материалы

Чемезов «добрался» до СИЗО

Как пытки заключенных обернулись миллиардами для «Ростеха»

Входящая в структуру «Ростеха» «Объединенная приборостроительная корпорация» может стать единственным поставщиком ФСИН при выполнении контрактов по цифровизации подконтрольных ей учреждений, реализация первого этапа которой оценивается в 22,5 млрд рублей.

Речь идет о внедрении в СИЗО и колониях нескольких новых систем, одна из которых будет направлена на выявление «нетипичного поведения» заключенных и сотрудников, то есть, способствовать пресечению совершения актов насилия. Для получения бюджетных миллиардов глава «Ростеха» Сергей Чемезов и директор ФСИН Александр Калашников выбрали наиболее подходящее время: широкий общественный резонанс получила недавняя публикация видеозаписей, зафиксировавших пытки и изнасилование заключенных в тюремной туберкулезной больнице Саратовской области.

Передавший эти материалы правозащитникам программист Сергей Савельев, заочно арестованный в России, запросил дипломатическое убежище во Франции. Совместная инициатива ФСИН и «Ростеха» позволит не только контролировать происходящее в исправительной системе, но и свести к минимуму возможность «утечек» подобных той, что была допущена Савельевым. У Чемезова и Калашникова есть опыт успешного совместного «осваивания» бюджетных миллиардов: ведущим поставщиком ФСИН является подконтрольная «Ростеху» компания «Нацимбио». Бывшая официальным монополистом в области поставок лекарственных препаратов из плазмы крови, она утратила этот статус после срыва сроков строительства завода «Киров Плазма». Однако громкий скандал не мешает «Нацимбио» по-прежнему работать с бюджетными контрактами. Более того, компания получила монополию на поставку в регионы вакцин от COVID-19.

«Ростех» берет тюрьмы и лагеря «на контроль»

В «Ростехе» намерены всерьез взяться за так называемую «цифровизацию» российской пенитенциарной системы. Как сообщает «Коммерсант», единственным поставщиком IT-решений может стать подконтрольная «Ростеху» «Объединенная приборостроительная корпорация» (ОПК). В сентябре ФСИН уже направила на согласование в федеральный Минфин соответствующий пакет документов. Стоимость только первого этапа цифровой трансформации оценивается в 22,5 млрд рублей, из них 800 миллионов уже перечислены ведомству. Сам контракт планируется заключить до 15 ноября.

По информации издания, речь идет о внедрении в 380 СИЗО и колониях четырех новых систем: «Единая информационная система» будет представлять собой внутренний IT-контур для обеспечения работы ведомства; «Цифровая платформа среды трудовой адаптации» направлена на контроль и анализ труда заключенных; «Электронная очередь ФСИН» станет системой автоматизации обращений граждан.

Наиболее масштабным проектом «Коммерсант» называет «Систему распознавания лиц, поведенческого анализа и пост-анализа собранных данных в рамках цифрового профиля осужденного». Его реализация обойдется бюджету в 10 млрд рублей. Система со столь длинным и замысловатым названием будет нацелена на выявление «нетипичного поведения» как заключенных, так и сотрудников, фиксируя драки, побои и т.д.

Другими словами, в местах лишения свободы развернут нейросеть, позволяющую идентифицировать и распознавать лица осужденных и охранников, а зафиксированный системой инцидент будет передаваться в региональный аппарат ФСИН, что сделает невозможным его сокрытие. Предполагается, что доступ к серверу хранения информации получит ограниченное количество сотрудников и это позволит избежать удаления полученных данных заинтересованными лицами. В то же время, издание отмечает, что работа системы видеонаблюдения может быть сведена на нет в случае, если какое-то помещение окажется вне зоны обзора: здесь правовой беспредел по-прежнему будет продолжаться.

Пытки заключенных – причина перемен?

Момент для освоения очередных бюджетных миллиардов выбран как нельзя более подходящий: федеральный резонанс получили опубликованные правозащитным проектом «Gulagu.net» видеозаписи, на которых запечатлены пытки заключенных в тюремной туберкулезной больнице в Саратовской области (ФКУ ОТБ1). Напомним, итогом громкого скандала стали возбуждение семи уголовных дел (в том числе, по статье «насильственные действия сексуального характера»), а также рапорт об отставке начальника регионального Управления ФСИН Алексея Федотова и увольнение ряда лиц из руководящего состава ОТБ1, включая возглавлявшего учреждение Павла Гаценко.

По словам основателя «Gulagu.net» Владимира Осечкина, координаторам проекта удалось получить и вывезти из страны секретный видеоархив объемом 40 Гб из более чем 1 тыс. материалов, отснятых в ряде учреждений ФСИН, и подтверждающих систематический характер применения пыток в российской исправительной системе.

Записи правозащитникам передал бывший заключенный, программист Сергей Савельев, выехавший во Францию, где запросил политическое убежище. В России он объявлен в розыск по подозрению в неправомерном доступе к компьютерной информации; в конце октября Октябрьский районный суд Саратова вынес решение о заочном аресте Савельева.

На прошлой неделе ТАСС стало известно о применении насилия к лицам, находящимся в одной из саратовских колоний.

«Еще более 400 заключенных написали заявления, это заключенные ИК-13. … Речь здесь идет и о пытках в ОТБ-1, и об избиениях, о вымогании денег непосредственно в колонии», – рассказала агентству адвокат Снежана Мунтян, добавившая, что обратиться с официальными заявлениями «сидельцам» мешает давление, оказываемое на них администрацией учреждения.

Чемезов спешит на помощь ФСИН

Звучит фантастически, но получается, что «Ростех» совместно с ФСИН, как будто решили облегчить жизнь российским заключенным.

Впрочем, публикации о возможной цифровизации исправительной системы уже появлялись в СМИ. Так, еще в сентябре 2020 года «Коммерсант» писал о просьбе руководства ФСИН правительству выделить для этой цели 25 млрд рублей из нацпрограммы «Цифровая экономика». Тогда речь тоже шла об электронном документообороте, создании системы распознавания лиц, платформы-аналога «госуслуг» для обращений граждан и т.д. Но самое главное, единственным исполнителем проекта предлагалось определить все тот же «Ростех».

Согласно довольно оптимистичным прогнозам, реализация озвученных предложений должна была к 2023 году не только сократить издержки ФСИН на 62,5 млрд рублей, но и увеличить налоговые отчисления от труда заключенных с нуля до 1,3 миллиарда.

Вот только эти условно «благие» намерения столкнулись с противодействием со стороны чиновников из Минцифры, по итогам совещания предложившим возложить ответственность за цифровизацию пенитенциарной системы на МВД. Такой расклад вызвал бурное недовольство в «Ростехе»:

«МВД – это автоматчики по периметру, а не цифровые технологии», – заявил «Коммерсанту» источник в госкорпорации.

Между тем, ранее у аудиторов Счетной палаты неоднократно возникали претензии, связанные с неэффективным использованием средств, выделенных на реализацию ФЦП «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007-2016 гг.)». В частности, в 2015-2017 гг. из федерального бюджета на развитие информационных систем ФСИН перечислили в общей сложности 8,9 млрд рублей. Однако на развитие информатизации было потрачено всего 2,6% этой суммы, остальные средства направили на текущие эксплуатационные расходы.

Прошло немного времени, и Сергей Чемезов вместе с директором ФСИН Александром Калашниковым решили вернуться к своим давним идеям. Время для этого они также выбрали подходящее. Вот только предстоящая цифровизация службы исполнения наказания вызывает недоверие у правозащитников, по мнению которых она только способствует усилению контроля за информацией о происходящем в СИЗО и колониях.

В свете истории, произошедшей с программистом Сергеем Савельевым, эти опасения выглядят вполне обоснованными. «Ростех» же в данном случае может стать для Калашникова прямо-таки своего рода «палочкой-выручалочкой» и страховкой от появления новых «савельевых».

«Нацимбио»: как потерять статус, но сохранить контракты

Входящая в структуру «Ростеха» «Объединенная приборостроительная корпорация», которой в ближайшем будущем предстоит тесное взаимодействие с ФСИН, по итогам прошлого года при выручке 1,8 млрд рублей, принесла прибыль в размере 316,2 миллиона.

Объем госконтрактов предприятия превышает 1,1 млрд рублей в качестве поставщика и 6,9 миллиарда – в качестве заказчика.

Напомним, что в случае согласования Минфином, впереди ведомства ждет плодотворное сотрудничество, направленное на освоение 22,5 млрд рублей. Впрочем, Чемезов и Калашников уже успешно участвуют в совместном окучивании федерального бюджета: согласно данным портала «Rusprofile», первым номером в списке предприятий-поставщиков ФСИН значится подконтрольная «Ростеху» «Национальная иммунобиологическая компания» («Нацимбио»): объем заключенных ими госконтрактов составляет более 10,2 млрд рублей. В прошлом году при выручке 18,3 миллиарда предприятие принесло прибыль в размере 1,4 млрд рублей.

В общей сложности портфель контрактов «Нацимбио» в качестве поставщика составляет 111,9 миллиарда, а основным заказчиком является федеральный Минздрав. Финансовые показатели не удивляют, если учесть, что компания долгое время являлась монополистом в области поставок лекарственных препаратов, полученных из плазмы крови человека и животных, используемых, в том числе, для лечения гемофилии.

Монопольное положение «дочке» «Ростеха» обеспечивало строительство завода «Киров Плазма», которое должно было быть завершено в конце 2018 года. Однако в итоге сроки реализации проекта оказались сорваны и руководство «Нацимбио» отказалось от продления статуса единственного поставщика. Это, однако, не помешало компании при поддержке федерального правительства сохранить монополию на поставки иммунобиологических препаратов для Национального календаря профилактических прививок (НКПП) в 2020-2021 гг., а в текущем году стать единственным поставщиком в регионы вакцин от COVID-19, сменив связанное со Сбербанком ООО «Иммунотехнологии».

Таким образом, компания по-прежнему остается монополистом и продолжает «стричь» бюджетные миллиарды. Не обходится, правда, без скандальных ситуаций. Так, в октябре 2018 года ФСИН направила в Арбитражный суд Москвы сразу семь исков о взыскании с «Нацимбио» неустойки в общей сложности на 4 млн рублей за несвоевременную поставку препаратов. Впрочем, для «дочки» «Ростеха» с ее миллиардной прибылью предъявленные требования выглядят просто копеечными.

Как отмечал «Коммерсант», это был первый конфликт ФСИН с «Нацимбио» за несколько лет сотрудничества, которое, по оценкам СМИ, привело к десятипроцентному искусственному завышению стоимости препаратов для учреждений исправительной системы. Стоит ли удивляться тому, что некоторые топ-менеджеры распоряжались финансами компании, как своими собственными? Так, в марте 2018 года стало известно об аресте бывшего гендиректора «Нацимбио» Николая Семенова, также занимавшего пост советника Чемезова: ему инкриминировалась растрата 10 млн рублей. В «Ростехе» тогда поспешили заявить, что на момент ареста Семенов в структурах госкорпорации уже не работал.

Миллиарды «Ростеха» «уплывают» в офшоры?

Впрочем, для Сергея Чемезова это мелочи: годами он успешно занимался наращиванием семейных активов, в том числе, заграничных.

В частности, после публикации материалов так называемого «архива Пандоры» (Pandora Papers) стало известно о принадлежащем семейству главы «Ростеха» офшорном имуществе общей стоимостью 22 млрд рублей, оформленном на тещу Людмилу Рукавишникову и падчерицу Анастасию Игнатову. Среди прочего, речь идет о вилле на испанском курорте Марбелье, стоимость которой оценивается в 4,7 млн евро, а также 85-метровой яхте «Valerie» ценой в 140 млн долларов.

«Я не занимаюсь накопительством. Не складирую деньги в углах. Яхт и самолетов у меня нет. Есть хороший большой дом, где мы живем с семьей. Есть большая квартира… Я не собираюсь дворцы строить, да и необходимости такой нет. Того, что у меня есть, вполне достаточно», – заявлял Чемезов в интервью РБК.

По поводу яхт и дворцов глава «Ростеха», видимо, обмолвился для красного словца. Вот только вряд ли станет сенсацией, если по итогам реализации многомиллиардного проекта по цифровизации учреждений ФСИН, станет известно о появлении у Сергея Чемезова (или у кого-то из его родственников) новых дорогостоящих приобретений.

Топ материалы

Не пропусти