Топ материалы

«Мечел» Игоря Зюзина идет ко дну?

Убыток компании за девять месяцев по сравнению с прошлым годом увеличился в 2 раза

Игоря Зюзина, владельца группы компаний «Мечел» уже не спасет ни один доктор. Она в очередной раз оказалась на краю финансовой пропасти. Причиной тому может быть вывод денег Игорем Зюзиным в офшоры, владеющие компанией. Бизнесмену в гости скоро могут пожаловать силовики.

За прошедшие девять месяцев этого года убыток «Мечел» вырос в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Хотя выручка увеличилась на 31,5% до 14,8 млрд руб., а валовая прибыль до 34,4% до 14,8 млрд руб. Как такое может быть? По всем законам экономики прибыль не должна была упасть так сильно.

С 2014 г. ПАО «Мечел» получало прибыль только в 2019 г. Все остальное время работало в минус. В 2020 г. убыток составил 1,5 млрд руб. Общий размер убытка с 2014 г. превысил 84 млрд руб. Даже странно, что такой «эффективно» деятельностью ГК «Мечел» до сих пор не заинтересовались компетентные органы. Игоря Зюзина давно можно было заподозрить хотя бы в уклонении от налогов.

Деньги Игорь Зюзин мог выводить через «дочерние» компании ПАО «Мечел», которых у него 19. Схема могла использоваться обычная – берется кредит в банке под залог ПАО «Мечел», после чего деньги утекали в офшоры, которых среди владельцев ПАО «Мечел» несколько – «Конарес Холдинг АГ» (Щвейцария), «Бритта Инвестметс ЛТД» (Британские Виргинские острова), «Скиронас Инвестментс Лмитед» (Кипр), «Бодега ЭнетрепрайзизЛимтед» (Кипр).

Такое офшорное разнообразие может быть свидетельством того, что Игорь Зюзин может быть номинальным владельцем ГК «Мечел», которая ни раз оказывалась на грани краха. Но ее все время спасают, а значит это кому-то нужно из верхушки российской власти. При таких финансовых показаниях компании другой бы на месте Игоря Зюзина давно бы лес валил в местах не столь отдаленных.

Игорь Зюзин выводит деньги?

В ООО «Мечел-Энерго» доля ПАО «Мечел» находится в залоге у структур самой «Мечел». Это так называемое перекрестное кредитование, когда деньги перекладываются из одно кармана в другой и наоборот. При этом часть их может исчезать в известном в случае с Игорем Зюзином направлении – в офшорах.

При выручке 18 млрд руб. ООО «Мечел-Энерго» в 2020 г. получило убыток 288 млн руб., прибыль у компании с 2014 г. была только один раз – в 2018 г.

Пример этой компании показателен, потому как многие другие «дочки» ПАО «Мечел» находятся в залоге у тех же структур, что и она. – ПАО «Угольная компания Южный Кузбасс», ПАО «Уральская кузница», ПАО «Челябинский металлургический комбинат», АО ХК «Якуиуголь».

ПАО «Южный Кузбасс» при выручке 27 млрд руб. получило в 2020 г. убыток 22 млрд руб.

Этих примеров вполне достаточно, чтобы понять, какие схемы использует Игорь Зюзин. У многих структур, входящих в ГК «Мечел», есть по несколько «дочек», поэтому разобраться в финансово-офшорном лабиринте Зюзина могут только опытные следователи.

Кто и как спасал Зюзина?

В 2006 г. партнер Владимир Йорих, партнер Игоря Зюзина продал ему свою долю в ГК «Мечел» созданной в 2004 г. С 1995 г Йорих проживал в германии, а потом перебрался в Швейцарию.

С 2007 г. «Мечел» начала агрессивно скупать активы, потратив на них $2,47 млрд, в следующем году — $2,8 млрд. В это время росли и акции «Мечел», и цены на ее продукцию.

В 2008 г. Владимир Путин раскритиковал «Мечел» за высокие цены на продукцию для металлургов и пообещал бизнесмену прислать докторов в виде следователей. Уже в 2010 г. Путин отметил, что Игорь Зюзин учел критику и ведет себя корректно по отношению к потребителям.

Покупка «Мечел» других предприятий – самая загадочная история Игоря Зюзина, потому как без поддержки криминальных или властных структур никто бы не мог себе позволить агрессивную политику на рынке.

Зюзина мог поддерживать Михаил Юревич, который с 2005 г. по 2010 г. был главой Челябинска, с 2010 г. по 2014 г. – губернатором Челябинской области.

Михаил Юревич помогал Игорю Зюзину строить бизнес?

Издание «Версия» писало, что Юревич был тесно связан с «братвой» и именно ей обязан своей карьере. Почти все люди, которые начинали свою деятельность вместе с Юревичем или были убиты, или погибли при загадочных обстоятельствах.

Впоследствии компания «Мечел» могла попасть под крыло одного из представителей российской власти, потому как, напоминая «зомби», в таком состоянии держалась на плаву в течение 5-ти лет, пока в октябре 2013 г. ее акции не рухнули сразу на 40%.

В 2008 г. основными кредиторами «Мечел» были иностранные банки, но компании удалось попасть в список счастливчиков, чьи кредиты рефинансировал ВЭБ. «Мечел» получила поддержку наряду с «Роснефтью», РЖД, «Газпромом» и UC Rusal.

На удивление «Мечел» не воспользовалась предложением ВЭБ., а погасила часть западных кредитов за счет взятого кредита в Газпромбанке на более выгодных условиях, чем у ВЭБ. Оставшийся долг был рефинансирован западными банками.

После спасения от одного банкротства «Мечел» в 2013 г. оказалась на его пороге второй раз. Чистый долг «Мечел» составлял $9,55 млрд., 58% этой суммы, приходилось на Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк, 22% — кредиты иностранцев, 4% — на российские коммерческие банки приходится 4%, остальные 16% — облигации, большая часть которых принадлежит все тем же госбанкам.

Интересно, что рядом с именем Игоря Зюзина часто встречается имя Игоря Сечина. Именно он готовил документы к тому совещанию., когда Владимир Путин пообещал прислать Игорю Зюзину докторов.

«Зюзину бы давно пустить в долю обеспеченного партнера, но он патологически не умеет договариваться. У него четкая система координат — Путин, Сечин, вице-премьеры, с остальными Зюзин не церемонится, быкует».

Слова источника из окружения Игоря Сечина приводило издание Forbes.

Игорь Сечин может быть покровителем Игоря Зюзина?

О том, что Игорь Зюзин – нетипичный олигарх свидетельствует то, что у него нет ни яхты, ни самолета, ни зарубежной недвижимости. Так может вести себя только тот, кто поставлен российской властью на управлении активами и понимает, что может потерять все в один момент. Если это так, то деньги из компании Игорь Зюзин может выводить в интересах своих покровителей.

В 2014 г. у «Мечел» начались проблемы с реструктуризацией долгов. ВТБ собирался банкротить компанию, но в 2015 г. согласился реструктуризировать долг «Мечел», решил это сделать и «Газпромбанк». Но Сбер до апреля 2016 г. хотел получить контроль над компанией. А потом все банки согласились на реструктуризацию. С чего бы это, если не получили команду сверху?

Новый вопрос о реструктуризации встал в 2019 г. В июне «Мечел» попросила банкиперенести начало выплат на 2024–2026 гг. Сбер мог выступить против второй реструктуризации, поэтому в ноябре 2019 г. ВТБ выкупил в банке Германа Грефа долги «Мечел» на сумму 50 млрд руб.

Можно ли назвать ГК «Мечел» частной компанией, когда фактически бизнес ведется на деньги государственных банков? Деятельность компании напоминает финансовую пирамиду, которую государственный ВТБ держит на коротком поводке. Отказ от очередной реструктуризации приведет к потере Игорем Зюзиным компании, но пока, видимо, в этом никто не заинтересован. Кто-то должен ей управлять.

В марте компания заявила о многомиллиардных долгах, которые не в состоянии погасить самостоятельно.

«Нет ресурсов для погашения просроченной задолженности или для удовлетворения требований об ускоренном погашении».

Заявление компании звучало как шантаж государства, которое тянет «Мечел» больше 10-ти лет, но почему-то нет никаких сомнений, что ей опять помогут.

Наверное, Игорь Зюзин хорошо знает, кому и куда надо складывать деньги, на которые можно было бы покупать себе самолеты и яхты.

Топ материалы

Не пропусти