Топ материалы

Виктор Полищук и история банка «Михайловский» или как украсть миллиарды

Как происходило уникальное по уровню наглости банкротство, какие схемы использовались и как были наказаны его главные участники? В Украине царит тотальная безнаказанность за вопиющие преступления, нанесшие многомиллиардный ущерб государству и его гражданам.

За более чем пять лет наказан не был почти никто. Те, кому не удалось сбежать от украинской Фемиды, получили несправедливо мягкие наказания

Весной журнал Forbes опубликовал рейтинг 25 крупнейших рантье Украины. Его возглавил один из наименее публичных бизнесменов страны Виктор Полищук, более известный как бывший владелец обанкротившегося банка «Михайловский».

Почти пять лет исполнилось с тех пор, как государство бросилось спасать его вкладчиков. Чтобы те могли получить по депозитам, по крайней мере, гарантированные государством 200 тыс грн, в 2016 году парламенту пришлось принимать отдельный закон.

Банк просуществовал меньше, чем продолжается его ликвидация – всего три года.

Однако этого времени хватило, чтобы успешное учреждение превратилось в финансовую пирамиду и «пылесос» для высасывания денег у населения.

История «Михайловского» продолжается до сих пор. В Нацбанке считают, что его владельцы успели нанести государству ущерб более чем на 23 млрд грн. Это примерно столько же, сколько в 2021 году Украина потратит на вакцинацию, выплату академических стипендий и работу Госслужбы по чрезвычайным ситуациям.

За последние пять лет государство не только не смогло вернуть эти средства, но и не смогло привлечь виновных в масштабных экономических преступлениях к ответственности. «Дела потихоньку налаживаются», – пишет Forbes о нынешнем положении Полищука. С этим утверждением тяжело не согласиться.

Уже после революции достоинства приближенный к «семье» Януковича бизнесмен успел подняться на десятки позиций в рейтинге самых богатых украинцев, с незаконно присвоенных им земельных участков под Киевом сняли арест, а государственные банки согласились реструктурировать его долги.

Как происходило уникальное по наглости банкротство, какие схемы использовались и как были наказаны его главные участники?

Трехлетняя история успеха

Лето 2013 года. Среди жары, в разгар сезона отпусков, почти незаметной проходит новость о появлении в Украине очередного банка — «Михайловский».

Новый банк вышел на переполненный к тому времени рынок. Он стал 176 учреждением и, казалось бы, мало чем мог удивить украинцев, однако сразу начал стремительно развиваться. По итогам 2013 года его назовут «Открытием года». В 2014 году количество отделений банка превысит 50, а количество точек продаж – 2 тыс.

Ключом к успеху «Михайловского» стал его неформальный владелец – Виктор Полищук. За несколько месяцев до создания банка он приобрел одну из самых больших сетей по продаже техники в Украине – компанию «Эльдорадо», которую впоследствии объединил с собственной сетью магазинов «Технополис».

Полищук — один из наименее публичных бизнесменов из списка Forbes. В рейтинге 2021 года он занимает 36 позицию с 275 млн дол. Он начинал бизнес в сфере торговли бытовой техникой в ​​начале 2000-х годов.

У Полищука есть интересы и на рынке коммерческой недвижимости. В частности, ему принадлежит самый высокий в Украине торгово-офисный центр «Гулливер», расположенный в самом центре Киева. Руководит центром жена бизнесмена Лилия Резва, племянница супруги экс-президента России Дмитрия Медведева.

Полищука неформально называли «кошельком» эксминистра доходов и сборов Александра Клименко и приближенным к экспрезиденту Виктору Януковичу. В «Гулливере» работал офис газеты «Вести» Клименко, а в 2015 году Полищук спасал от ликвидации Всеукраинский банк развития Александра Януковича.

В конце концов, после революции достоинства бизнесмен не стал бежать из Украины. Напротив, он активно развивал свою бизнес-империю, в частности банк «Михайловский».

Вскоре после создания банка в магазинах «Эльдорадо» начали появляться представители «Михайловского», которые выдавали ссуды на покупку техники. Такая синергия обеспечивала стремительный рост финансового учреждения, который не смогли прервать даже война и финансовый кризис 2014-2015 годов.

Как позже установит прокуратура, помимо выдачи розничных кредитов клиентам «Эльдорадо», банк активно кредитовал связанные со своим владельцем компании. Это нуждалось в немалых средствах, и их привлекали у населения благодаря высоким процентам по депозитам: 26% годовых против 19-20% в среднем на рынке.

Анализ Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), которому «Михайловский» достался после вывода его с рынка, показал, что работа банка напоминала финансовую пирамиду. Средства, которые привлекались выше рыночных процентов, частично шли на выплату по ранее привлеченным вкладам.

Активная работа по привлечению банком вкладов выходила за нормативные пределы НБУ.

Регулятор запрещает новым банкам привлекать депозиты более чем на 50% регулятивного капитала. «Михайловский» быстро достиг этого предела и для обхода запрета начал отражать в учете депозиты населения не как депозиты. Банк якобы привлекал средства населения в условиях трастового управления.

Примерно за год до вывода «Михайловского» с рынка появилась еще более угрожающая схема: банк начал привлекать деньги на счета сторонних фирм. Как это работало?

Связанные с владельцем «Михайловского» лица создали компании «Инвестиционно-расчетный центр» (ИРЦ) и «Кредитно-инвестиционный центр» (КИЦ). Когда вкладчики приходили в отделения банка для открытия депозитов, то в сделках мелким шрифтом писали, что они занимают свои деньги этим компаниям.

Особенность схемы в том, что счета ИРЦ и КИЦ, на которые клиенты «Михайловского» переводили свои деньги, были открыты в другом банке. Это позволяло схеме существовать долгое время: НБУ не видел этих операций, а регулятором ИРЦ и КИЦ тогда была ликвидированная ныне Нацкомфинуслуг.

Сначала эти соглашения были трехсторонними, банк «Михайловский» у них фигурировал как «поверенный». Поскольку украинцы не особо вычитывают договоры, большинство из них даже не знали, что на их депозиты не распространяются государственные гарантии.

Накануне признания «Михайловского» неплатежеспособным работники банка начали заключать «депозитные договоры», в которых банк вообще не упоминался.

Эта схема сделала банкротство банка уникальным среди десятков банкротств, происходивших в то время в Украине. Деньги должны были потерять не только юридические лица или люди, которые держали на депозитах более 200 тыс. грн, но и часть тех, кто хранил в банке вклады в пределах гарантированной государством суммы.

Вывести все

История банкротства «Михайловского» началась задолго до признания его неплатежеспособным 23 мая 2016 года. Похоже, сотрудничество банка с «Эльдорадо» было своеобразной ширмой, ведь масштабные операции учреждение проводило с приближенными к своим владельцам компаниями. Банк выдавал им кредиты под «мусорные» залоги и выплачивал по их депозитам высокие проценты.

В конце концов такая деятельность банка заинтересовала регулятора. В октябре 2014 года Нацбанк провел в «Михайловском» внеплановую проверку, а уже в конце апреля 2015 года банк был отнесен к категории проблемных.

Это было предупреждение: если в работе учреждения ничего не изменится, банк признают неплатежеспособным и выведут с рынка. Это решение предусматривает введение в банк куратора НБУ, который должен следить за работой учреждения.

Первая проблемность длилась недолго: летом 2015 года «Михайловский» согласился выполнить программу финансового оздоровления, согласованную с НБУ.

Банк заменил некое сомнительное обеспечение по кредитам. Вместо «мусорных» бумаг в залог перешли земельные участки. Правда, как окажется впоследствии, стоимость нового обеспечения оказалась намного ниже суммы ссуд.

Впоследствии забуксовало выполнение и других условий программы финансового оздоровления, поэтому в декабре 2015 года НБУ вторично признал «Михайловский» проблемным. В этот раз причиной стало не столько плохое качество активов банка и его рисковая деятельность, сколько сотрудничество с компаниями ИРЦ и КИЦ.

Владельцы «Михайловского» убеждали НБУ, что все проблемы, на которые указал регулятор, будут устранены. При этом привлечение средств вкладчиков на счета ИРЦ и КИЦ не прекращалось даже, несмотря на введение куратора Нацбанка.

В конце концов, в мае 2016 года произошел коллапс, контролируемый менеджментом и владельцами «Михайловского». Накануне признания банка неплатежеспособным из него вывели все качественные активы и лишили тысячи вкладчиков шанса получить от государства даже гарантированную сумму депозитов.

Далее – три наиболее заметных схемы, которые провернули в банке.

Деньги себе – проблемы государству

19 мая 2016 года. «Михайловский» обновляет структуру собственности.

Если раньше владельцем финансового учреждения была компания «Экосипан», которой владел Полищук, то 19 мая новыми владельцами «Экосипана» стали 12 человек. Каждому из них принадлежала примерно одинаковая доля компании менее 10%, и согласовывать смену владельцев Национальным банком потребности не было.

В этот же день в банке происходит сбой в работе системы “операционный день”. Именно в это время компании ИРЦ и КИЦ якобы массово возвращают деньги физических лиц на их счета в банке «Михайловский». Якобы, потому что эти операции проходят только на бумаге. Фактически никаких переводов не было.

ИРЦ и КИЦ перечислили вкладчикам 1,6 млрд грн. Около 1,1 млрд грн из этой суммы – вклады до 200 тыс. грн, то есть те, на которые распространялись гарантии ФГВФЛ.

«Проверка обнаружила, что реальных средств для проведения этих операций на корреспондентском счете банка просто не было, а все возвраты и переводы оказались только записями в бухгалтерских документах», – говорят в фонде.

Благодаря этой схеме приближенные к Полищуку компании присвоили средства 14,7 тыс. вкладчиков, которые верили, что держали деньги в «Михайловском». Фирмы Полищука получили 1,6 млрд грн, а государство – обязательство вернуть деньги вкладчикам.

Поскольку операции по возврату средств со счетов ИРС и КИЦ на счета вкладчиков в банке были фиктивными, ФГВФЛ признал их ничтожными. Это означало, что владельцы вкладов, даже гарантированных государством, потеряли деньги.

Новый кредитор старых заемщиков

Параллельно с этим в «Михайловском» проверяли еще несколько схем. Одна из них – вывод из банка качественного кредитного портфеля связанным с его владельцами компаниям. 19-20 мая 2016 года 111 тыс. займов на 682,3 млн грн банк продал ООО «ФК «Плеяда», которое сразу же переутступило их ООО «ФК «Фагор».

Продажа этого кредитного портфеля произошла с многочисленными нарушениями. Например, у покупателя не было достаточно средств, чтобы за них рассчитаться, и банк прокредитовал покупателя своих ссуд вопреки собственным внутренним требованиям.

Как и в случае с «возвратом» денег компаниями ИРЦ и КИЦ, фонд признал вывод качественного кредитного портфеля из банка ничтожной операцией.

«Плеяда» и «Фагор» оспаривали это решение и требовали у заемщиков вернуть деньги, хотя не имели на это права. Только в августе 2021 г. Верховный Суд признал действия Фонда гарантирования вкладов законными.

Кредит на погашение кредитов

Напоследок эксвладельцы «Михайловского» смогли освободить залог по своим ссудам, выдав новый кредит, которого не было. О чем идет речь?

19 мая 2016 года банк выдал необеспеченные кредиты на 899 млн грн, получателями которых были семь фиктивных компаний. Позже выяснится, что у «Михайловского» не было денег для такой операции, то есть процесс был фиктивным.

Вырученные средства компании передали фирмам «Инициатива групп» и «Профит юнион», а те погасили ими долги по реальным кредитам реальных заемщиков «Михайловского». В результате такого «погашения» в последние дни своего существования банк потерял право на залоги по кредитам на 2,6 млрд грн.

Эти и другие схемы нанесли государству многомиллиардный ущерб. По подсчетам, которые в 2016 году озвучила эксочильница НБУ Валерия Гонтарева, Полищук остался должен банкам, Фонду гарантирования и НБУ около 23 млрд грн.

Под носом у регулятора

Схемы по выводу средств из банка состоялись в преддверии признания его неплатежеспособным. В это время, когда в «Михайловском» сидел куратор Нацбанка. Как случилось, что НБУ не увидел их и не остановил?

В Нацбанке объясняют это тем, что вывод денег из «Михайловского» происходил под прикрытием отключения системы “операционного дня” банка.

«Сразу после заверений руководства «Михайловского» в выполнении плана оздоровления банк провел ряд мошеннических операций. Симитировал сбой в работе операционной системы, отключил «операционный день».

На самом деле банк просто вывел работающий кредитный портфель и обеспечение под кредиты предприятий», — объяснил ЭП высокопоставленный работник Нацбанка, тогда участвовавшего в санации банка.

Без работы системы куратор НБУ не видел всех операций, которые проводил менеджмент банка для вывода из него активов, а как только НБУ стало о них известно, «Михайловский» сочли неплатежеспособным.

Полищук в конце 2016 года озвучил альтернативную версию событий, обвинив руководство НБУ в доведении учреждения до банкротства.

По его словам, первая заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова давила на банк, чтобы заставить продать финансовое учреждение Борису Кауфману – владельцу «Платинум банка», в котором Рожкова работала до июня 2015 года.

«В феврале (2016 года – ЭП) Рожкова пригласила председателя правления банка «Михайловский» Дорошенко (Игорь Дорошенко – ЭП) к себе в кабинет и настойчиво порекомендовала переговорить с Кауфманом и Дмитрием Зинковым (совладелец «Платинум банка» – ЭП) о продаже учреждения.

Мы собрали коллектив и приняли решение: чтобы не было вопросов с вкладчиками, чтобы команда осталась работать, продать банк», – заявил Полищук.

В качестве доказательства он приводит факт своего выхода из собственников и учредителей банка, а также переход менеджмента этого финансового учреждения в «Платинум банка». Правда, бизнесмен никак не объяснил, каким образом выведенные из банка деньги, в том числе средства вкладчиков, оказались на счетах связанных с ним компаний.

Сама Рожкова обвинения Полищука отвергает. «Об обвинениях. Могу лишь сказать, что банк нуждался в существенной докапитализации, поэтому точно не был привлекательным для посторонних инвестиций», — сообщила она ЭП.

Да и сам «Платинум» продержался на рынке недолго. Банк сочли неплатежеспособным уже в начале 2017 года, а накануне этого решения регулятора банк испытывал серьезные финансовые проблемы.

Как бы там ни было, все еще непонятно, почему Нацбанк разрешал «Михайловскому» проводить схемы по привлечению средств населения на счета ИРЦ и КИЦ и закрывал глаза на другие масштабные схемы в банке.

Операция по спасению вкладчиков

После введения в банк временной администрации ФГВФЛ предстал перед сложным выбором. С одной стороны, он должен был признать операции по фиктивному переводу средств ИРЦ и КИЦ на счета вкладчиков «Михайловского» ничтожными. С другой – фонд не мог это сделать, потому что тысячи вкладчиков потеряли бы свои деньги.

Пока он решал, что делать, вкладчики начали бороться за свое право вернуть депозиты. В отличие от людей, которые держали в банках более 200 тыс. грн, они выходили на акции протеста и перекрывали центральные улицы Киева.

В конце концов, на проблему обратили внимание ведущие политики. В августе 2016 года пятый президент Петр Порошенко пообещал вкладчикам «Михайловского», что возьмет следствие по этому делу «под свой личный контроль» и добьется от экс-владельцев финансового учреждения возврата денег вкладчикам.

Позже Порошенко несколько отступил от своих слов и решил не беспокоить Полищука. Вернуть деньги вкладчикам решили за средства налогоплательщиков.

15 ноября 2016 г. Верховная Рада приняла внесенный Порошенко закон, который приравнял обманутых вкладчиков банка Полищука к вкладчикам других банков, чем увеличила обязательства Фонда гарантирования на 1,1 млрд грн.

Спустя почти пять лет после принятия этого закона фонд выплатил вкладчикам банка почти 2,5 млрд грн, из которых 583 млн грн получили вкладчики, пострадавшие от схемы вывода средств через ИРЦ и КИЦ.

Более 34 тыс. вкладчиков и лиц, которых приравняли к вкладчикам специальным законом, не обратились за своими средствами в фонд или уполномоченные им банки.

Вместо вывода

Из истории «Михайловского» можно сделать два вывода.

Первый – перед подписанием документов их всегда нужно читать. Вероятно, последствия банкротства учреждения были бы не столь серьезны для бюджета, если бы вкладчики знали, что доверяют свои деньги неизвестным финансовым компаниям.

Второй – в стране царит тотальная безнаказанность за вопиющие преступления, нанесшие многомиллиардный ущерб государству и его гражданам. За более чем пять лет наказан не был почти никто. Те, кому не удалось сбежать от украинской Фемиды, получили несправедливо мягкие наказания.

14 апреля 2021 года Печерский суд вынес обвинительный приговор бывшему начальнику одного из департаментов «Михайловского». Его обвинили в причинении банку ущерба в 81,6 млн грн путем кредитования связанных с банком лиц. За это ему присудили 15,3 тыс. грн штрафа и лишили права занимать должности в банковских учреждениях в течение двух лет.

Однако это все же лучше, чем ничего, потому что именно «ничего» получили остальные топ-менеджеры и владельцы «Михайловского».

В ноябре 2019 года Печерский суд решил закрыть уголовное производство за организацию схемы с участием компаний ИРЦ и КИЦ, нанесшей банку и его вкладчикам убытки на 1,6 млрд грн.

Фонд гарантирования вкладов в течение двух лет пытается возобновить это дело. Параллельно он пытается взыскать эти 1,6 млрд грн с Полищука и связанных с ним лиц. Рассмотрение этого дела в судах заморожено.

Дела у самого Полищука «налаживаются».

Если в 2013 году он занимал 71 место в рейтинге самых богатых украинцев по версии журнала Forbes, то в 2021 году дотянулся до 36 места. Журнал также назвал Полищука крупнейшим рантье Украины. В собственности бизнесмена остаются «Гулливер» и склады в Киевской и Одесской областях.

Дела у Полищука идут настолько хорошо, что его компания «Технополис-15» начала побеждать в тендерах подразделений МВД, а сам бизнесмен посещал центральный аппарат ведомства во времена Арсена Авакова. Того самого МВД, которое расследует дело по выводу миллиардов гривен из банка «Михайловский».

В 2020 году компания выиграла тендеры, которые устраивал Центральный госпиталь МВД, на 61 млн грн – около 12% выручки компании за весь год.

Кроме того, в 2020 году государственные Укрэксимбанк и Сбербанк согласились реструктурировать кредиты компаниям Полищука, залогом по которым был «Гулливер».

ЭП направила запросы о получении комментария от Виктора Полищука в подконтрольные ему компании, однако на момент выхода материала ответа не получили.

Однако для окончательного завершения истории «Михайловского» не хватает не только наказания организаторов схем по выводу денег из банка. Без ответа также остаются вопросы о роли бездействия регуляторов – НБУ и Нацкомфинуслуг – в банкротстве «Михайловского».

Получит ли эти ответы украинское общество?

Топ материалы

Не пропусти