Топ материалы

Юрий Аристов и бюджетные миллиарды

Нерациональное и не поддающееся здравому смыслу распределение миллионов (переходящих в миллиарды) – всегда повод задуматься, кому это выгодно. Конечный бенефициар может быть не очевиден сразу, однако мощное лобби имеет свой кусок пирога без вариантов.

«Слуга народа» Юрий Аристов, возглавляющий бюджетный комитет Верховной Рады, за последние годы не раз был замечен в необъяснимом интересе к той или иной статье бюджета, что заставило и журналистов, и экспертов задать ему ряд вопросов.

Сегодня мы расскажем лишь о трех сомнительных лоббистских проектах Юрия Аристова, хоть на самом деле их намного больше.

Проект первый. Спорт

Юрий Аристов был одним из тех, кто проголосовал за выделение дополнительных 60 миллионов для государственного предприятия «Олимпийский учебно-спортивный центр «Конча-Заспа» с целью завершения реконструкции комплекса строений предприятия и возведения новых на его территории. Более того, еще в 2019 году господин Аристов неожиданно часто заговорил о роли спорта и спортсменов. Он упоминал о своей гордости за то, что «на международных и всемирных соревнованиях звучит гимн Украины», а еще о том, что «государство должно создать соответствующие условия для подготовки спортсменов, построив современную спортивную инфраструктуру». Но главное: Юрий Аристов упоминал о том, что именно благодаря его усилиям в Госбюджете на 2020 год дополнительно предусмотрели расходы в сумме 411 млн гривен на поддержку развития спортивного центра «Конча-Заспа». В конечном итоге этих денег ни на что не хватило, подготовили государственный инвест-проект по строительству специализированного плавательного комплекса олимпийского класса общей стоимостью 793 млн гривен. Проект остался проектом, поскольку в 2020 году средств на его постройку не нашли. Но уже в Госбюджете на 2021 год в целом на спортинфраструктуру заложили 1,6 млрд грн, из них на развитие и материально-техническое обеспечение семи баз олимпийской и паралимпийской подготовки ушло 853,0 млн грн. На Программу Президента «25 магнитов» предусмотрели 500 млн грн (в мае сумма выросла до 800), а на реализацию инвестиционных проектов государственными предприятиями «Олимпийский учебно-спортивный центр «Конча-Заспа» и «Атлет» — 275,8 млн грн.

Близкие к комитету знающие люди говорят, что Юрий Аристов лично потратил немало усилий, чтобы пролоббировать такие суммы в Офисе Президента и Кабинете министров. И существенная часть из распределенных на спорт миллионов вызывает вопросы.

К примеру, то самое увеличение расходов на 60 миллионов на реконструкцию и «большую стройку» в Олимпийском центре «Конча-Заспа».

Во-первых, согласно отчету Министерства молодежи и спорта, уровень выполнения работ по капитальному ремонту и реконструкции объектов спортивного назначения базы на конец 2020 года составил меньше 30% при плане в 65%. При общем кошторисе в 150,5 миллионов гривен в 2020-м должны были потратить 97, а по факту осволи лишь меньше 72, то есть меньше 74%

При этом, работы по капремонту и строительству объектов, необходимых для обеспечения спортсменов надлежащими условиями пребывания, не были начаты вовсе.

Во-вторых, согласно отчету Счетной палаты об эффективности использования казеннных средств Минмолодежи и спорта, износ основных фондов ГП «Олимпийский учебно-спортивный центр «Конча-Заспа» не так велик, и лишь два объекта из 43 требуют реконструкции. Неизбежно возникает вопрос: нужно ли в таком случае ежегодно выделять миллионы государственных средств на реконструкцию или же часть из них расходится по карманам заинтересованных лиц?

Спортивная база «Конча-Заспа» получает финансирование сразу по нескольким каналам. Так, на капремонт и реконструкцию заложено 150 миллионов гривен, еще 722 уйдет на строительство новых объектов, а почти 276 миллионов – это инвестиционные проекты по президентской линии. По ним, кстати, уже фиксируются проволочки, поскольку казначейство не получает вовремя необходимых документов.

Вопрос, почему десятки миллионов направляются на базу, которая не рвется реконструировать объекты и строить новые, Юрию Аристову уже задавали и в околоспортивных кругах, и в самом бюджетном комитете. Так, заместитель комитета Александр Трухин предлагал сперва провести независимый аудит основных фондов и деятельности центра «Конча-Заспа», а потом уже выделять им дополнительные 60 миллионов. Однако глава комитета настоял на своем.

Проект второй. Ветеринары

Глава бюджетного комитета голосовал «за», а также был активным лоббистом того, чтобы выделить 635 миллионов гривен на обновление материально-технической базы государственных учреждений Госслужбы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителя.

Вышеупомянутая госслужба не может пожаловаться на обделенность госсредствами. Если в 2019 году на ее функционирование выделили 2,5 миллиарда гривен, то в 2021 году – уже более 4 миллиардов.

В данном случае дополнительные деньги направили на программу по ветеринарной медицине. Цель ее проста: обеспечение реализации заданий и функций в сфере ветеринарной медицины, карантина и защиты растений, семян и садового материала, ГМО. За бюджетные миллионы должны проводить лабораторно-диагностические и профилактические работы, заниматься оценкой состояния продуктов животного происхождения, кормовых добавок, премиксов, воды для животных и так далее.

Почему вдруг ветеринарное направление вдруг вызвало такой интерес у повелителя бюджетных денег Юрия Аристова, чтобы выдать на зверушек дополнительных 600 миллионов – остается загадкой. Не исключено, что одна из причин такого необъяснимого и нерационального распределения средств кроется в том, что конкретно эта программа не была включена в аудиторскую проверку Счетной палаты. Возможно, Счетной палате стоит исправить это недоразумение и все же проверить, куда конкретно ушли вышеупомянутые 600 миллионов «звериных» денег.

Проект 3. Онкология

Еще одно лобби Юрия Аристова – выделение по новой бюджетной программе «Создание современной клинической базы для лечения онкологических заболеваний в Национальном институте рака» в объеме 1,5 миллиардов гривен.

Формальная причина такой бюджетной щедрости ясна и понятна, ведь Украина является европейским лидером по онкозаболеваемости. В начале года на учете пребывало более миллиона онкобольных, а смертность от рака у нас на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний. Национальный институт рака – единственное научное и лечебно-профилактическое учреждение, работающее над снижением уровня онкозаболеваемости населения.

Согласно отчету Счетной палаты, за последние три года Институт потратил почти миллиард гривен, однако на укрепление материально-технической базы из них ушло всего 3,5%, то есть 34 миллиона гривен.

Разумеется, при таком положении дел выделение денег на материально-техническую базу кажется разумной. Вот только и к этому лоббистскому пункту Юрия Аристова есть претензии.

Главная из них – как именно успеют в этом году освоить нескромную сумму в полтора миллиарда гривен, если полгода (до июня) не функционировал Наблюдательный совет Института и распределение денег не производилось? За оставшиеся полгода нужно освоить огромный бюджет, ведь в следующем году продление этой программы не предусмотрено, а значит надо успеть до боя курантов. Все приближенные к медицинским кругам эксперты говорят, что честное распределение и трата бюджета такого масштаба невозможна в принципе. Спешка и экстренная трата денег подразумевает коррупцию, нерациональные растраты и удовлетворение финансового интереса всех причастных к большому кушу.

В следующем году финансировать подобную программу предлагают через комитет по вопросам здоровья нации, медпомощи и медицинского страхования. Создание современной клинической базы для лечения онкологических заболеваний в Национальном институте рака предлагают забюджетировать через другой источник – и теперь уже на 2,2 миллиарда.

Куда же пойдут полтора миллиарда в этом году, если создавать клиническую базу начнут в следующем через совершенно другой комитет?

Члены бюджетного комитета перенаправляют вопросы по вышеупомянутым и не только сомнительным проектам самому Юрию Аристову, однако ответов не получают. За стандартными фразами о социальной важности того или иного бюджетного направления кроется пустота. А что за ней? Личный интерес в мощном лобби нужной программы? Откаты из спорных бюджетных распределений? Сколько сотен бюджетных миллионов должны утечь сквозь пальцы господина Аристова, чтобы вопрос о его увольнении встал ребром?

Топ материалы

Не пропусти