Топ материалы

Владелец «УралХима» Дмитрий Мазепин оказался олигархом со странностями

Как вспыльчивый и мстительный миллиардер увлекся духовными практиками.

Авторитетный деловой журнал Forbes выпустил большую статью, посвященную творческому бизнес-пути известного российского олигарха белорусского происхождения Дмитрия Мазепина. Помимо прочего в ней затрагиваются личные качества миллиардера, а также его знакомства и увлечения. И они, что называется, многое объясняют!

Например, с первых же своих шагов на пути создания «УралХима» Мазепин проявил себя как недружелюбный и хорошо помнящий обиды человек и предприниматель. Начал он с того, что увел буквально из-под носа Газпрома Кирово-Чепецкий химкомбинат, предложив за него на аукционе всего на 1,5 млн долларов больше. После подсуетился и выкупил пермские «Минеральные удобрения» и березниковский «Азот», также входившие в сферу интересов Газпрома. При таком раскладе конфликты с газовым монополистом были неизбежны, и Мазепин не раз с ним воевал жестко и бескомпромиссно. А до Газпрома – с кузбасским губернатором Аманом Тулеевым и главой «Нижневартовскнефтегаза» Виктором Палием. Со всеми он предпочитал не договариваться, а конфликтовать.

«Полюбовно разойтись с прежними акционерами Мазепину удалось лишь на «Азоте», которым владели пермские предприниматели с богатым прошлым Владимир Нелюбин и Сергей Макаров. На других предприятиях приход Мазепина, как правило, сопровождался конфликтами», — отмечает издание, приводя в качестве яркого примера «Тольяттиазот». Там с первых же месяцев после вхождения в состав миноритариев Мазепин буквально засыпал предприятие судебными исками и претензиями, стремясь получить контроль над ТОАЗом. Этот конфликт не исчерпан до сих пор, и для владельца «УралХима» давно уже стал «личным вопросом», утверждает Forbes со ссылкой на знакомого Мазепина.

В 2013 году Мазепин ввязался в дорогостоящую авантюру с покупкой второго в мире производителя калийных удобрений – Уралкалия. Сделка была завершена, но дорого обошлась владельцу «Уралхима», который набрал слишком много долгов, чтобы закрыть ее. К 2019 году обе компании оказались в залоге у Сбербанка, а их совокупный долг на конец 2020 года оценивался почти в 11 млрд долл.

В том же 2019 году финансовым директором «Уралхима» стал бывший первый вице-президент Сбербанка Игорь Буланцев. Позже экс-банкир, которого в «Уралхиме» называют «смотрящим от Сбербанка», вошел в совет директоров «Уралкалия». В 2020-м еще одно кресло занял старший президент Сбербанка Александр Базаров. Фактически представители банка во многом управляют компанией, справедливо опасаясь, что эксцентричный и конфликтный владелец со своей агрессивной манерой управления сделает заложенным в Сбербанке активам еще хуже.

Однако то, что Сбербанк пришел на помощь Мазепину, выкупив его долги у других кредиторов, едва ли случайность. Владелец «Уралхима» уже давно водит нежную дружбу с главой Сбербанка Германом Грефом. «Пытается перенимать у него лучшие практики по бизнесу, организации, поведенческим вещам», — рассказал Forbes знакомый олигарха.

Не секрет, что Греф давно увлекается различными духовными практиками и медитацией. Даже ходят слухи, что если человек не практикует медитацию, то вход на руководящие должности в Сбербанке ему закрыт. Среди увлечений главы крупнейшего госбанка особенно выделяется индийский мистик Садхгуру, которого Греф сначала пригласил вести лекции для менеджеров Сбербанка, а в 2018 году даже протащил в качестве спикера на Петербургский международный экономический форум. На лекциях йог, например, рассказывал, что завтра никогда не существует и никогда не будет существовать, поэтому бояться его не надо. А в будущем роботы избавят человека от рутинной работы, благодаря чему люди будут заниматься только творчеством. И прочие измышления подобного рода.

Несмотря на это, вдохновившись примером Грефа, Мазепин общался с индийским гуру и даже приглашал его в офис «Уралхима» в Москва-Сити. Forbes язвительно замечает, что «практики с йогином могли помочь Мазепину сохранить силу духа после скандала с Протасевичем».

Дело в том, что Мазепин активно и открыто сочувствовал протестующим в Белоруссии после президентских выборов 2020 года. После провала переговоров с президентом страны Александром Лукашенко о возобновлении сотрудничества с «Беларуськалием» глава «Уралхима», судя по всему, решил сделать ставку на излюбленный агрессивно-силовой вариант. То есть смену власти в союзной республике. Когда в Минске начались столкновения с полицией, он от имени Российско-белорусского делового совета осудил насилие над мирными гражданами и призвал оппозицию сформировать Комитет национального спасения. А спустя некоторое время заявил, что совет готов проспонсировать обучение в России белорусских студентов, которых отчислили из-за участия в акциях протеста.

Однако протест захлебнулся. А уж когда один из его бывших лидеров Роман Протасевич стал намекать, что главный оппозиционный телеграм-канал Nexta спонсировался в том числе на деньги Мазепина, владельцу «Уралхима» стало совсем не до шуток. После интервью Протасевича он три дня бегал от вопросов журналистов, а потом вызвал их на пресс-конференцию, где весь бледный (видимо, от духовных практик и медитаций) принялся сбивчиво отрицать свою связь с Nexta.

Недружелюбность, недоговороспособность Мазепина и его святая вера в то, что любой спор можно решить силой, привели «УралХим» к печальным результатам. На сегодняшний день холдинг должен больше, чем стоит, поэтому Сбербанк, по мнению аналитиков, будет держать и его, и его владельца на коротком поводке. Похоже, что от катастрофы «УралХим» сейчас в основном удерживает «смотрящий от Сбера» Буланцев, так как Мазепин продолжает делать то, что умеет и любит больше всего. То есть воевать по всем фронтам – с Лукашенко, владельцами ТОАЗа и прочими.

Топ материалы

Не пропусти