Топ материалы

С Темзы выдачи нет

В нынешней внешнеполитической реальности именно Лондону Вашингтон делегировал кураторство над таким взврывоопасным направлением как Украина. И Соединенное Королевство старается. Именно британская послица Мелинда Симмонс оперативнее всех коллег оценила “сизифов труд” Зеленского по борьбе с нашими олигархами.

Впрочем, как утверждают на проклятом острове, talk is cheap. Слова поддержки уважаемого амбассадора в отношении принятого закона в тот же день были помножены “на ноль” решением Высокого суда Лондона.

Зимой 2021 года украинский Фонд гарантирования вкладов физлиц, который выплатил вкладчикам банка-банкрота “Финансы и Кредит” более 15 млрд гривен, подал иск к его владельцу Константну Жеваго как раз в Высокий суд Лондона на 500 млн долларов. Одним из требований был всемирный арест активов бизнесмена по аналогии с иском Приватбанка к его экс-владельцам Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову.

Но 23 сентября Высокий суд Лондона отказался рассматривать кейс “Финансов и Кредита”, заключив, что это дело должно слушаться в Украине. На этом собственно настаивали представители Жеваго. Вместе с тем суд признал иск Фонда гарантирования к Жеваго “хорошо аргументированным”.

Согласно иску, в преступных схемах участвовали три британские компании (FROLD PROJECT LTD, EASTROAD COMMERCE LLP, PORTMAN SHIPPING UK LTD), которые принадлежат Жеваго или его менеджерам, и, как минимум, один поданный Ее Величества Ян Энтони Пэллоу (IAN ANTHONY PELLOW). В материалах лондонского суда говорится о четырех таких схемах.

Первая заключается в том, что средства “Финансов и Кредита” выводились через кипрскую Nasterno Commercial Limited, которая кредитовалась в австрийском Meinl Bank и лихтенштейнском Bank Frick. Залогом здесь выступали корреспондентские счета банка Жеваго в этих европейских банках.

“Финансы и Кредит” выдал Nasterno 113 млн долларов. Деньги ушли на счета офшорных компаний Frold Project LTD, Collaton Ltd, Integrated Rail Casting Ltd и Bloomshine Ltd. Жеваго подтвердил, что владеет двумя из них.

Nasterno была основана в 2007 году самим Жеваго. Несколькими месяцами позже ее собственником стала Maxtel Assets limited, которой сначала владел Сергей Борисов, замглавы “Финансов и Кредита” (покинул банк в 2011 году), а позже — Александр Демченко, личный помощник Жеваго.

Залогом по кредитам Nasterno были мусорные облигации, выпущенные F&C Ukraine BV, принадлежащей Жеваго (компания с похожим названием F&C Realty владела 21,6% акций банка “Финансы и Кредит”).

На допросе в Госбюро расследований Демченко подтвердил, что получал инструкции по Nasterno лично от Жеваго, а передачу компании ему организовал другой зампред “Финансов и Кредита” Олег Шапкин. Также Демченко заявил, что Жеваго дал ему распоряжение уничтожить документы, связанные с Nasterno и Maxtel. В расследовании ГБР фигурируют и другие топ-менеджеры банка-банкрота: Виктор Голуб, Светлана Лотоцкая и Игорь Копертехин.

По этому эпизоду в августе 2019 года Жеваго получил подозрение от Госбюро расследований, после чего его объявили в национальный розыск. ГБР заявляло о планах добиться внесения Жеваго в базу Интерпола, но этого до сих пор так и не произошло.

Вторая схема заключалась в том, что кредиты Полтавского ГОКа Жеваго (предприятие, которое является основным производственным активом Ferrexpo) под залог депозита компании в “Финансах и Кредите” заместили новыми займами компаний-пустышек. Банк потерял на этой махинации 2,4 млн долларов.

В рамках третьей схемы банк кредитовал сделки компаний Жеваго по поставке различной продукции зарубежным контрагентам. С 2010 по 2015 годы таких операций было проведено на 280 млн долларов. Фактической поставки продукции по ним не происходило. Кроме нескольких небольших платежей банк не получил своих денег.

Яркий пример — контракт 2013 года на 30 млн долларов на поставку плавучего дока керченским судостроительным заводом “Залив” (до аннексии Крыма Россией принадлежал Жеваго) для английской компании Portman Shipping UK LTD.

Наконец, четвертая схема — это кредиты связанным с Жеваго компаниям на 94 млн долларов.

В Высоком суде Лондона адвокаты Жеваго не представили письменных контраргументов ни по одной из этих схем, устно заявив, что, во-первых, их клиент был лишь акционером указанных компаний и банка и не принимал участия операционном управлении ими. Во-вторых, в курсе кредитных операций банка был НБУ, у которого эти сделки не вызвали вопросов. Банкротство “Финансов и Кредита” они считают следствием непрофессиональных действий руководства Нацбанка.

Отказывая Фонду гарантирования вкладов в рассмотрении кейса “Финансов и Кредита”, Высокий суд Лондона сослался на то, что истец не смог доказать, что Жеваго связан с UK теснее чем с Украиной. С апреля 2021 года беглый экс-нардеп живет в Дубае, говорится в материалах дела. Единственный аргумент — компания Ferrexpo, акции которой торгуются на Лондонской бирже. Но несмотря на регистрацию в Лондоне, штаб-квартира компании находится в Швейцарии, а сам Жеваго является налоговым резидентом Украины. Стоимость доли Жеваго в Ferrexpo (50,3%) оценивается в 1,4 млрд фунтов. Также у бизнесмена не нашли недвижимости в Великобритании — лишь частный самолет и автомобиль Aston Martin.

“Вплоть до 2020 года Жеваго проводил большую часть времени в Украине, где живет его семья, за исключением детей, которые учатся в Англии, — говорится в заключении судьи. — Некоторое время Жеваго планировал стать резидентом Великобритании, но это уже не так”. При этом британский суд не принял во внимание тот факт, что планы Жеваго изменились именно в результате подачи иска зимой 2021 года.

До этого он предпринимал более чем серьезные попытки заякориться в Соединенном Королевстве. Напомним, в июне 2018 года Жеваго подписал договор на покупку недвижимости с британской Lodha Group в июне 2018 года. Об этом, кстати, известно из другого решения все того же Высокого суда Англии.

Общая стоимость пяти апартаментов в пентхаусе на площади Гросвен ор-Сквер составляла 106 млн фунтов стерлингов. Жеваго должен был внести три аванса по 10,5 млн фунтов стерлингов. Он сделал два платежа, но в ноябре 2019 года попросил девелопера перенести срок выплаты третьего аванса со 2 декабря на 2 апреля 2020 года.

В своих свидетельских показаниях Жеваго уверял, что у него было достаточно денег для выплаты третьего аванса в установленный срок 2 декабря — так как в 2019 году он получил 70 млн долларов дивидендов от компании Ferrexpo. Проблема, по словам Жеваго, лежала исключительно в законодательном поле — он не хотел указывать сумму аванса в налоговой декларации 2019 года. “Ему посоветовали избегать перевода этих денег до конца марта 2020-го, чтобы избежать негативного политического и общественного внимания”, — говорится в материалах судебного дела.

Однако внести аванс 2 апреля бизнесмен снова не смог. На этот раз из-за введения карантина в Украине. Жеваго якобы ждал одобрения Министерство финансов Украины на проведение операции, но не смог его получить, так как министерство не работало в условиях жесткого карантина.

В компании Lodha Group говорят, что потеряли доверие к покупателю, поэтому 1 апреля 2020 года перезаключили договор с новым клиентом.

По мнению Жеваго, главная причина расторжения договора заключается в том, что новый покупатель предложил девелоперу 120 млн фунтов, вместо 106 млн фунтов, предложенных украинцем.

По словам адвоката Жеваго в 2020 году, эта недвижимость была важна для его клиента, который потратил 8 лет на поиск подходящей резиденции в Лондоне. И эта информация не была принята во внимание британским судом 23 сентября 2021 года.

Что еще более потясает — Высокий суд Лондона не смутил тот факт, что для своих преступлений Жеваго использовал именно британские компании и граждан Королевства. Комментируя сделку Portman Shipping UK LTD и завода “Залив”, которая прямо связывает данное дело непосредственно с британской юрисдикцией, суд заявил, что истец не смог показать четкий маршрут, по которому деньги выводились из “Финансов и Кредита”, поэтому нет доказательств, что они осели именно в Великобритании. Очевидно, что тот неопровержимый факт, что для обваровывания и, соответственно, доведения до банкротства “Финансов и Кредита” использовалась корпоративная и финансовая инфраструктуры Великобритании, никого ни в чем не убедил.

Конечно, у Фонда гарантирования вкладов есть право на апелляцию, которую он может подать до 14 октября. Но уже очевидно, что при подобных “играх разума” на Туманном Альбионе шансы на честное разбирательство дела Жеваго равняются нулю. Все на что может сегодня рассчитывать Киев в отношениях с Лондоном — это получить никому не нужный списанный британский ледокол задорого.

Топ материалы

Не пропусти