Топ материалы

Яхта, вилла и «Ростех» Сергея Чемезова

Семья главы «Ростеха» Сергея Чемезова спрятала в офшорах имущество на 22 миллиарда рублей, в том числе суперъяхту и виллу в Марбелье

«Я не занимаюсь накопительством. Не складирую деньги в углах. Яхт и самолетов у меня нет. Есть хороший большой дом, где мы живем с семьей. Есть большая квартира… Я не собираюсь дворцы строить, да и необходимости такой нет. Того, что у меня есть, вполне достаточно», — рассказывал Сергей Чемезов в интервью РБК в 2019 году.

Формально 85-метровой яхты Valerie в собственности у Чемезова действительно нет. Согласно выписке из судового реестра Сент-Винсента и Гренадин, яхтой владеет компания с Британских Виргинских островов Delima Services Limited. А офшором, как выяснилось из документов регистратора Trident Trust, владеет Анастасия Игнатова — 34-летняя падчерица Чемезова.

Лодку спустила на воду в 2011 году любимая среди российских миллиардеров немецкая верфь Lürssen, которая строит одни из самых дорогих яхт в мире. Внутренним убранством занималась специализирующаяся на дизайнах суперъяхт студия Reymond Langton. Издание SuperYachtFan оценило Valerie примерно в 140 миллионов долларов (более 10 миллиардов рублей на сегодняшний день).

85-метровая яхта Valerie

Интерьер яхты Valerie

Летом 2021 года Valerie побывала в Монако и у Антиба — курортного города на Лазурном Берегу Франции. Сам Чемезов не мог посетить эти страны из-за санкций Евросоюза. Он был включен в санкционный список в 2014 году как давний друг Владимира Путина: Чемезов — сослуживец президента России по КГБ. Зато дети Чемезова, судя по их социальным сетям, летают отдыхать на курорты Монако, Ибицы и материковой Испании, где в полузакрытом поселке СʼАгаро у Анастасии Игнатовой есть вилла стоимостью 15 миллионов евро (1,3 миллиарда рублей).

Как стало известно из «архива Пандоры», у семьи Чемезова в собственности может быть еще одна вилла на другом элитном курорте Испании.

Бабушка и внучка

В 2013 году теща Сергея Чемезова, Людмила Рукавишникова, отметила на своей странице в Facebook, что она посетила ресторан на берегу испанского города Марбелья «с Олегом и Настей» (вероятно, с ее супругом и внучкой Анастасией Игнатовой). В 2016 году младший сын Чемезова Сергей выложил фото с отдыха в Марбелье во «ВКонтакте».

Марбелья (Marbella, «прекрасное море») — один из самых популярных и роскошных курортов Испании. Вдоль его побережья ​​Коста-дель-Соль, которое называют «Золотой милей», расположились шикарные виллы. Одна из них, согласно испанскому реестру недвижимости, принадлежит компании Holytown Limited. Реестр не указывает, в какой именно стране зарегистрирована эта компания.

Однако недвижимость в Испании она приобрела летом 1998 года, а в крупнейшей базе международных компаний Orbis есть только одна действующая компания с таким названием, которая тогда уже существовала, — она была учреждена в апреле 1998 года в столице Ирландии.

В 2014 году ирландскую Holytown купила компания с Британских Виргинских островов Penimar Holdings Limited, которой, согласно документам офшорного регистратора Trident Trust, пополам владеют Анастасия Игнатова и Людмила Рукавишникова.

В последней доступной отчетности за 2018 год Holytown сообщила, что владеет недвижимостью на 8,5 миллиона евро (более 600 миллионов рублей по среднему курсу того года). Сервис оценки недвижимости испанского банка BBVA оценивает виллу в 4,7 миллиона евро. Но это только здание на более чем 800 квадратных метров, а еще есть участок в 27 «золотых» соток.

В офшорах Анастасии Игнатовой, возможно, скрывается не одна вилла и не одна яхта. В архиве, который изучили «Важные истории», нашлось восемь офшоров, бенефициаром которых была Игнатова. В документах четырех из них была указана стоимость активов — 21 миллиард рублей (скорее всего, в этой сумме уже учтена яхта за 10 миллиардов). Плюс вилла, итого — почти 22 млрд рублей.

Чтобы посмотреть список всех офшоров и стоимость их активов (где она известна), нажмите кнопку «Фактчек» в начале текста.

Девушка и Крк

На берегу хорватского острова Крк располагается небольшой курортный городок Малинска. Живописное место с целебным воздухом привлекало в XVIII веке австрийских монархов, а в XX веке его потенциал оценил основатель эротического журнала Penthouse Боб Гуччионе. В 1970-х годах он сделал из Малински один из лучших курортов на Адриатическом побережье. О его отеле Haludovo Palace Hotel с казино Penthouse Adriatic Club Casino слагают легенды: гости со всего мира якобы ежедневно съедали сотни килограммов омаров, один из бассейнов был заполнен шампанским, а среди политиков, отдыхавших в отеле, был Саддам Хусейн. В 1991-м в Хорватии началась война, а Гуччионе к этому времени уже обанкротился. В отеле жили беженцы, и после окончания войны он был в полуразрушенном состоянии.

Бассейны в Haludovo Hotel Palace, архитектор Борис Магаш. 31.05.1972 Малинска

Руины Haludovo Hotel Palace. 19.06.2014 Малинска

В начале XXI века собственником акционерного общества Hoteli Haludovo Malinska стал бизнесмен Ара Абрамян, президент Союза армян России и друг Сергея Чемезова (последний сам рассказывал об этом). А в 2003 году, как узнали почти 10 % в Hoteli Holudovo Malinska получила вторая супруга Чемезова — Екатерина Игнатова.

Абрамян хотел перестроить курорт. У него есть опыт работы с недвижимостью: он занимался реконструкцией Кремля, построил элитный дом в Шведском тупике, известный как «дом друзей Путина», и торговал участками в Барвихе. Но в Хорватии у него бизнес не пошел. Абрамян не смог получить в свое распоряжение нужные участки земли, в частности пляжи и парковки, увяз в судах и начал ругать хорватские власти.

Екатерина Игнатова с 2009 года снизила свою долю в Hoteli Holudovo Malinska до 0,49 % и через два года переписала ее на офшор с Британских Виргинских островов Linkpoint Services Limited, бенефициаром которого числится ее дочь Анастасия.

Откуда деньги?

Конечно, легко предположить, что деньги на яхты и виллы падчерице и теще дает Сергей Чемезов. В конце концов, он даже официально человек богатый: только за последние восемь лет Чемезов с супругой задекларировали доход в 7,5 миллиарда рублей. Но сам Чемезов это отрицает. Когда журналисты рассказали о вилле Анастасии Игнатовой и Людмилы Рукавишниковой в поселке СʼАгаро, Чемезов ответил, что они «не находятся на его обеспечении», а сами занимаются бизнесом и «получают соответствующий доход». Тем не менее изучение открытых источников заставляет в этом усомниться: доход, конечно, есть, однако для покупки яхт и вилл он как раз не соответствующий.

Презентация ежегодного календаря Pirelli на 2017 год. Участница календаря Pirelli, преподаватель МГИМО Анастасия Игнатова. 29.11.2016 Париж

В документах офшорных компаний Анастасия Игнатова называется либо предпринимательницей, либо преподавательницей университета, а Рукавишникова — агентом по недвижимости. Источником их средств указаны зарплаты и личные сбережения, а вопрос, относятся ли они к «политически значимым лицам» (politically exposed person) или их родственникам, оставлен без ответа.

Игнатова работала в МГИМО преподавателем на кафедре политической теории с 2012 года до как минимум 2018 года — в частности, вела курс «Государственные корпорации», а также подготовила монографию «Государственная политика в области высоких технологий» под редакцией своего отчима. Средняя зарплата преподавателя МГИМО составляет почти 160 тысяч рублей в месяц. У нее есть пара компаний в России, которые могут приносить десятки миллионов в год — но рублей, а не долларов. Нажмите кнопку «Фактчек» в начале текста, чтобы узнать подробности.

75-летняя Рукавишникова действительно тесно связана с недвижимостью. Правда, большинство ее активов, обнаруженных до сих пор, скорее, обостряют вопрос, откуда деньги. Так, журналисты в разное время находили у нее в собственности восемь гектаров земли на Рублевке, огромный пентхаус на Малой Никитской улице и квартиру в доме на Поварской улице в Москве.

Из активов, которые приносят деньги, известно несколько, которые достались Рукавишниковой от компаний «Ростеха». Это бизнес-центр на Спиридоновке, офисные помещения на Знаменке и часть сочинского санатория «Зеленая роща». Здесь речь может идти о десятках миллионов в год, но тоже рублей. 

В общем, известные бизнесы Анастасии Игнатовой и Людмилы Рукавишниковой никак не позволяют понять, откуда у бабушки и внучки взялось в офшорах 22 миллиарда рублей. Пресс-служба «Ростеха» тоже не помогла редакции ответить на этот вопрос.

Топ материалы

Не пропусти