Топ материалы

Почему останавливается ОПЗ и кто к нему присосался

Одесский припортовый завод накануне очередной попытки его приватизации не вылазит из конфликтов и судебных разбирательств

На минувших выходных много шума в СМИ наделала информация о том, что правление Одесского припортового завода (ОПЗ) 18 сентября приняло решение об остановке завода. Об этом на своей странице в Facebook сообщил первый заместитель директора предприятия Николай Щуриков.

«Ссылка в приказе идет на письмо компании «Одессагаз», в котором заводу предлагается произвести остановку 22 сентября на основании имеющейся задолженности за распределение природного газа», — уточнил он. И добавил в других своих постах много неприятного в адрес дирекции завода, то есть своих коллег…

Одесский припортовый и его долги

ПАО «Одесский припортовый завод» — госпредприятие на берегу Малого Аджалыкского лимана, в 35 км от г. Одессы. Общая площадь территории — около 250 га. Входит в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности Украины. Выпускает химическую продукцию (в основном азотные удобрения), а также занимается перевалкой химпродукции на морской транспорт. Государству в лице Фонда госимущества (ФГИ) принадлежит 99,5667% акций ОПЗ, 0,0021% — ООО «Конкорд Капитал», 0,4312% — другим акционерам-физлицам.

У предприятия есть важная особенность: его основное сырье — природный газ, доля которого в себестоимости продукции составляет до 70%. Поэтому когда цена на газ невысока, у завода больше предпосылок показать хорошую прибыль (если он, конечно, нормально управляется и не рассчитывается по старым долгам), и наоборот.

Вторая особенность: из-за завязанности техпроцесса на природный газ ОПЗ попадает в сферу интересов как крупных бизнесменов, работающих на рынке газа, так и тех, кто занят в химическом бизнесе.

Сейчас цены на газ для предприятий взлетели до рекордного уровня, так что производство на ОПЗ стало убыточным. Но в 2020-м, когда голубое топливо стоило намного дешевле, завод выпустил 821,2 тыс. т карбамида, что в 2,5 раза превысило показатель 2019-го и стало рекордом за последние пять лет. На его производственных мощностях было также произведено 96,5 тыс. т товарного аммиака — в 3,2 раза больше, чем годом ранее.

Впрочем, в 2020 г. ОПЗ увеличил чистый убыток в 16,5 раза, или на 1,126 млрд грн, до 1,199 млрд грн по сравнению с 2019 г. На предприятии объясняли убытки девальвацией гривни. В январе-июне нынешнего года ОПЗ получил чистую прибыль 434,01 млн грн против чистого убытка 1 млрд 176,15 млн грн за аналогичный период 2020-го. Его выручка выросла на 22,3% — до 1 млрд 257,33 млн грн. Даже при неполной загрузке производственных мощностей (один агрегат аммиака и два агрегата карбамида), выпуск аммиака за первое полугодие составил 276,1 тыс. т, в т.ч. товарного — 42,1 тыс. т и 409,2 тыс. т карбамида. Однако затем конъюнктура на рынке газа существенно поменялась…

При этом ОПЗ сильно обременен долгами. В 2016 г. Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма постановил взыскать с ОПЗ в пользу Ostchem Holding Limited (холдинговая группа, входит в состав Group DF Дмитрия Фирташа) деньги за газ, который компания поставляла на завод в 2013-м. Претензии Ostchem по основному долгу составляли $193 млн, еще $57 млн пени, а также $67,7 млн начисленных процентов.

В марте 2017 г. постановлением городского суда Южного данное решение было легализовано на территории Украины. Справедливость этого постановления также признал Апелляционный суд Одесской области. Но в июле 2018-го Верховный суд отменил эти решения.

Эпопея продолжилась: в апреле 2019-го Ostchem в Киевском апелляционном суде снова добился позитивного для себя решения: ОПЗ было предписано заплатить Ostchem почти $193,26 млн основного долга и $57,98 млн штрафов. Но завод в ответ заявлял, что предприятие с середины 2018-го остановлено — и выполнение решения Стокгольмского арбитража приведет к банкротству и угрозам техногенной и экологической катастрофы.

В свою очередь в ФГИ отмечали, что заключенные контракты ОПЗ и Ostchem являются ничтожными. Наконец в июне нынешнего года Верховный Суд удовлетворил обращение ОПЗ и ФГИ и отказал компании Ostchem Holding Limited в выполнении решения Стокгольмского арбитража.

«Это окончательное решение, которое не подлежит обжалованию. Точка… Если коротко, то теперь Ostchem не сможет добиться принудительного списания $250 млн долга с ОПЗ, а тем более — претендовать на все предприятие», — заявил по этому поводу глава ФГИ Дмитрий Сенниченко. — Мы лишили Ostchem возможности шантажа и любого влияния на операционную деятельность ОПЗ, а значит, возможные переговоры о реструктуризации или других соглашениях будут исключительно конструктивными. Новый собственник сможет отладить работу завода и прийти к такому соглашению с Group DF, которое устроит стороны».

Это означало, что поскольку Дмитрий Фирташ теперь не может забрать предприятие за долги, его можно будет приватизировать. И уже новому собственнику придется разгребать все накопившиеся проблемы предприятия.

Клубок интересов вокруг ОПЗ

В последние годы ОПЗ основную продукцию выпускал, получая сырье по давальческим схемам. В условиях нестабильных цен на газ это, возможно, наиболее выгодная для предприятия практика.

Суть давальческой переработки (толлинга) в следующем: владелец сырья (давалец) имеет цель произвести из него продукцию. Для чего давалец заключает договор с другой организацией (переработчиком), который имеет соответствующие производственные мощности. Последний из предоставленного сырья выпускает продукцию и передает ее давальцу. Для давальца такая схема выгодна тем, что, не имея собственных производственных мощностей, он может получить готовую продукцию. Интерес переработчика в том, что загружает свои мощности и получает прибыль от выполнения работ.

Схема действительно выгодная для ОПЗ, но только при условии, когда все сделки заключаются честно и прозрачно. Однако на практике различные группы интересов продвигали своих давальцев, из-за чего предприятие оказалось втянуто в череду судебных разбирательств.

Например, одним из предприятий, поставлявших газ на ОПЗ по давальческой схеме, была компания «Энергетический эквивалент» (с января 2019 г.). Но потом Одесский припортовый завод расторг с ней контракт якобы за невыполнение договора. «Энергетический эквивалент» успешно оспорил это в суде: в июле 2020 г. Верховный Суд подтвердил право компании на продление договора на переработку давальческого сырья.

В ответ ОПЗ подал иск на сумму более 110 млн грн. Но в конце декабря 2020-го Северный апелляционный хозяйственный суд, по, данным «РБК Украина», обязал ОПЗ заключить с «Энергетическим эквивалентом» контракт на поставку 240 млн куб. м газа, а перед этим — отказал ОПЗ в иске.

Другие споры по вопросам давальческого газа были куда более масштабными. В 2012 г. единственным поставщиком газа для ОПЗ была Ostchem Дмитрия Фирташа, о которой мы говорили выше. Но завод накапливал долги, и остановился в конце 2016-го. В марте 2017-го давальческие поставки газа на предприятие начала группа «Энергетические Ресурсы Украины» (ЭРУ). Соучредителем и директором этой компании в то время был Андрей Фаворов.

Тогда же попыталась подключиться прежде никому не известная компания «Агро Газ Трейдинг» (АГТ). Вскоре «Экономическая правда» выяснила, что эта компания связана с экс-главой Фонда государственного имущества Игорем Билоусом, а ее ключевое лицо — Андрей Гмырин.

В июле 2017 г. ЭРУ прекратила поставки газа заводу, АГТ тоже никак себя не проявлял. В конце апреля 2018 г. работа ОПЗ была остановлена из-за нарушений очередным давальцем — ООО «Всеукраинская Энерго Компания» — договора с «Укртрансгазом».

Завод стоял вплоть до лета 2019-го: в августе был подписан с АГТ давальческий договор о переработке газа, то есть возобновлена работа по давальческой схеме, запущен один агрегат аммиака и два агрегата карбамида. Договор с АГТ несколько раз продлевался, но не через открытый конкурс.

«Что характерно, не угадывается за этой АГТ какая-либо финансово-промышленная группа. То есть, они действительно зашли сразу после победы Зеленского, я так понимаю, тоже на волне всех этих перемен, — сказал «ДС» директор «Консалтинговая группа А-95″ Сергей Куюн. — И, в принципе, можно сказать, что им очень сильно повезло с конъюнктурой. Действительно проект большой, но рынок был очень хороший, потому что газ был дешевый, карбамид был дорогой. То есть, они были мегауспешным проектом».

По подсчетам Сергея Куюна, компания «Агро Газ Трейдинг» только в 2020-м заработала около $44 млн (1,188 млрд грн). При этом убытки государственного Одесского припортового завода за 2020 г. составили 1,2 млрд грн. Получается интересно: сумма прибыли «Агро газ трейдинга» совпадает с суммой убытков ОПЗ…

Здесь, конечно, возникает закономерный вопрос: почему при «вкусных» ценах на газ давалец «в шоколаде», а переработчик — в убытке? Дело в том, что низкие цены на газ выгодны заводу, только если он сам его закупает и сам продает готовый продукт. Но при реализации давальческой схемы всем этим занимается компания-давалец, а переработчик (в данном случае — ОПЗ) лишь получает фиксированную, прописанную в контракте, плату за свою работу. Соответственно, маржа остается у давальца, а прибыль завода зависит от того, насколько выгодный для него контракт был подписан. Именно поэтому каждая компания-давалец стремится иметь своих людей в руководстве предприятия. Отсюда, собственно, растут уши многих скандалов вокруг ОПЗ.

Борьба за власть

Все это очень не нравилось Фонду государственного имущества, который управляет акциями ОПЗ. 20 января 2020-го он объявил свой конкурс на поиск давальца. Заявки на участие подали компании IBE Trade, Soсar, Maddox, «Юг Газ», «Агро Газ Трейдинг», Basis Trade AG, «Тех Пром Газ» и «Укрнефтебурение».

5 марта в конкурсе победила компания «Укрнефтебурение» (УНБ), по данным Forbes, принадлежащая Игорю Коломойскому, Виталию Хомутыннику и Павлу Фуксу. Компания предложила самые выгодные условия: $77 за переработку газа в тонну карбамида и $39,5 — в тонну аммиака.

Однако эта победа выявила раскол в руководстве ОПЗ. Первый замдиректора Николай Щуриков открыто сожалел, что в конкурсе не победил Soсar. А 10 марта наблюдательный совет ОПЗ отменил результаты конкурса, назвав предложение УНБ экономически необоснованным, а цены заниженными. В ответ компания УНБ обвинила набсовет в коррупции и пообещала обратиться в суд и правоохранительные органы. Правда, в итоге так никуда и не обратилась. А руководство завода просто продлило контракт с компанией «Агро Газ Трейдинг».

19 июня 2020-го был объявлен новый конкурс. Заявки на него подали: швейцарский трейдер с азербайджанскими корнями Maddox SA, американский торговец удобрениями IBE Trade Corp., АТГ, «Юг Газ», «дочка» Socar «Торговый дом «Сокар Украина»» и профильный оператор группы ОККО, компания «ОККО Контракт».

Однако двух последних тендерный комитет не допустил к участию, сославшись на отсутствие у компаний опыта по реализации удобрений. (Что вызвало громкое возмущение ОККО, заявившей, что она поставляет удобрения с 2017 г., построила три хранилища на 13 тыс. т удобрений, сформировала автопарк.)

А Socar просто подал иск в Хозсуд Одесской области, который по нему заблокировал конкурс. Но несмотря на это решение 23 июля руководство ОПЗ провело второй этап конкурса — он длился всего 50 секунд. Было определено три победителя — Maddox SA, IBE Trade Corp. и «Агро Газ Трейдинг», которые предложили одинаковые условия сотрудничества. В итоге единственным давальцем вновь оказалась компания АГТ.

Надо сказать, что все это время заводом руководил и.о. директора Николай Синица, назначенный Кабмином 24 января 2020 г. Только он не специалист по производству удобрений, а, как пишут «Буквы», ресторатор и геодезист в одном лице.

Дошло до того, что в январе 2021-го НАБУ открыло уголовное дело в отношении должностных лиц ФГУ и членов наблюдательного совета ОПЗ по ч.2 ст. 364 Уголовного кодекса (злоупотребление властью или служебным положением) по давальческой схеме по монопольной поставке газа компанией «Агро Газ Трейдинг» на Одесский припортовый завод.

Но еще раньше власть на заводе опять поменялась. 11 ноября 2020-го Кабинет Министров утвердил назначение исполняющим обязанности главы правления — директора АО «Одесский припортовый завод» Николая Парсентьева. Которого отраслевое издание OilPoint относит к бизнес-группе Фирташа-Левочкина.

Что будет дальше?

Минувшим летом на очередном конкурсе победил сингапурский газовый трейдер Dachex Shipping Pte. Ltd. Но договор с ним так до сих пор не подписан. 5 августа Хозяйственный суд Одесской области по заявлению «Агро Газ Трейдинг» запретил ОПЗ заключать договор на переработку давальческого сырья и предоставление услуг по отгрузке готовой продукции с Dachex Shipping Pte. Ltd. В свою очередь, Николай Щуриков заявил: «По результатам последнего явно подтасованного, не прозрачного конкурса была отобрана сингапурская компания Dachex Shipping Pte. Ltd со стопроцентными российскими учредителями и капиталом».

В ФГИ встали на сторону руководства завода, заявив: «Печально признавать, что отдельные компании злоупотребляют правом на судебную защиту. Надо понимать: когда есть конкурс с одним победителем — все остальные будут недовольны. Однако это не должно помешать хозяйственной деятельности».

Впрочем, когда цены на газ начали расти, компания «Агро Газ Трейдинг» предпочла ретироваться. 16 сентября она заявила, что не может в новых условиях поставлять газ на предприятие.

Хотя действующий контракт между АГТ и ОПЗ истекает только 31 октября, его разрывают на основании форс-мажора.

В свою очередь, обиженный Dachex Shipping Pte. Ltd не торопится заходить на предприятие. Там ссылаются на то, что по официальной версии ФГИ, наблюдательный совет Одесского припортового завода сейчас не полномочен, поэтому дать одобрение правлению на подписание не может.

В ФГИ, в свою очередь, говорят, что к остановкам ОПЗ не привыкать и что нынешний простой продлится предположительно несколько недель, пока не будет подписан договор с сингапурцами. А полномочный набсовет, в который все упирается, будет избран на собрании акционеров ОПЗ 1 октября. И после этого Dachex Shipping начнет поставки газа.

Танцы вокруг приватизации

«Пока ОПЗ будет государственным, как вокруг любого государственного завода там всегда будет какая-то вот такая муть. Поэтому что все зависит от чиновников, от политиков — кто там будет работать, на каких условиях, — говорит Сергей Куюн. — Раньше это вообще все плачевно заканчивалось. Этот завод загоняли в убытки все, кому не лень. Это следствие ручного управления. Власть поменялась — отдали своим людям. Свои люди паразитируют на этом предприятии: забирают сливки, а все долги вешают на завод».

Фонд государственного имущества планирует в следующем году провести приватизацию ОПЗ. Правда, там сперва рассчитывали сделать это в первом полугодии нынешнего года, но не успели пройти все пять этапов подготовки предприятия к разгосударствлению. О том, что ОПЗ готов к приватизации, в июне даже поспешил сообщить Владимир Зеленский.

В качестве потенциальных интересантов приватизации известный инвестбанкир Игорь Мазепа в одном из интервью называл, в том числе, Игоря Коломойского. Также в разное время СМИ упоминали Дмитрия Фирташа и консорциум во главе с норвежским химическим гигантом Yara International.

Однако, как мы уже отметили, Одесский припортовый завод — лакомый кусок только пока цены на газ невысоки. Как только они значительно вырастают, этот завод — как чемодан без ручки: и нести неудобно, и выбросить жалко. Так что вполне возможно, вопрос его приватизации будет решаться еще очень долго.

Топ материалы

Не пропусти