Топ материалы

Самонов меняет «акцент» на «Пионера»

Сделка по покупке офисов между Accent Capital и ГК «Пионер» может оказаться под угрозой из-за долгов Александра Самонова и скандалов с его бывшими партнерами.

Инвестиционная компания Accent Capital («Акцент Капитал») бывшего владельца дискаунт-ритейлера «Копейка» Александра Самонова договаривается с группой «Пионер» Леонида Максимова о покупке у нее корпуса строящегося офисного комплекса «Останкино Business Park» в Москве.

Рыночная стоимость объекта порядка 3-3,5 млрд рублей, считают эксперты. И именно в этом заложен скепсис участников рынке по поводу этой сделки, которая может стать одной из крупнейших в этом году.

Дело в том, что последние годы компании Самонова испытывают финансовые трудности: ему приходится рассчитываться активами с заёмщиками, а его бывшие партнеры по «Копейке» угодили в целый ряд скандалов, которые могут бросить тень и на его репутацию.

Ритейл-бэкграунд

Александр Самонов получил известность именно как ритейлер, создав и руководив на протяжении многих лет сетью продуктовых дискаунтеров «Копейка». Торговая сеть появилась в 1998 году. В 2006-м Самонов, а также его партнёры Артём Хачатрян и Сергей Ломакин контролировали 50% компании, другая половина торгового дома принадлежала банку «Уралсиб».

В 2007 году банк выкупил у них доли в «Копейке» у собственников-физлиц. По разным оценкам, стоимость сделки составила от 600 до 700 млн долларов. Средства, вырученные от продажи торгового дома, Александр Самонов направил на другие проекты.

В том же апреле 2007 года вместе с бывшим финансовым директором «Копейки» Виктором Шлеповым и производителем шоколадной пасты «Алиса» Владимиром Вайсом Самонов создал управляющую компанию Accent Capital Partners, в которой стал основным совладельцем, по некоторым данным, с долей 80%. Сейчас его доля в ООО «Акцент Капитал» составляет 100%.

Кто кого обул

В это время Артём Хачатрян и Сергей Ломакин недолго оставались вне розничного бизнеса. Бизнесмены приобрели 25% уральской сети «Монетка», но заплатили за эту долю не деньгами, а своей недвижимостью — 26 магазинами (средняя площадь — 1 тыс. кв. м) в Москве и Московской области, которые на собственные средства они приобретали последние три месяца.

Один же из них, Сергей Ломакин, вошел в капитал сети обувных магазинов «ЦентрОбувь», раскрутив её и сделав одной из самых крупных в России. Однако закончилось всё в 2016 году, и закончилось для сети очень плохо.

Каким-то образом компания со стоимостью активов в 30 млрд. рублей и миллиардными оборотами набрала массу долгов. Затем один из крупных кредиторов компании, Газпромбанк, обратился к начальнику столичного управления МВД по борьбе с экономическими преступлениями и борьбе с коррупцией генерал-майору Сергею Солопову с просьбой «дать правовую оценку» финансовой деятельности бенефициаров и менеджмента АО «ТД «Центробувь».

Еще тогда, до возбуждения уголовного дела на рынке поползли слухи, что из компании могли просто вывести заёмные деньги. При этом сам Сергей Ломакин на связь с партнерами и правоохранителями не выходил. В итоге на него было возбуждено уголовное дело по признакам хищения 9 млрд рублей, полученных от «Газпромбанка».

Новый поворот истории случился, когда компания Retail Brands Collection (RBC), владеющая 32,6% ТД «ЦентрОбувь» и представляющая интересы объявленного в розыск бизнесмена и его партнера Артема Хачатряна, распространила заявление, где указала, что Ломакин якобы стал жертвой кампании, развернутой против него контролирующими акционерами обувной сети.

Бывший партнер Александра Самонова Сергей Ломакин (на фото) так и не ответил на вопросы следствия

Речь шла о владельцах около 60% компании Анатолии Гуревиче, Дмитрии Светлове и президенте группы Андрее Нестерове. Партнеры это заявление восприняли с недоумением, сам же Ломакин к российским следователям так и не явился.

Ситуация эта важна тем, что вызвала вопросы к третьему в троице бывшей «Копейки» Александру Самонову — как они вообще вели бизнес и не присуща ли ему такая же неоднозначная «модель» взаимодействия с партнерами и контрагентами.

Именно тогда, в 2016 году, стало известно о планах Самонова по расширению собственного бизнеса. Он запустил новый розничный проект формата дрогери (продажа товаров сегмента «non food», в том числе косметики, средств гигиены, сопутствующих товаров).

Как, кто и сколько инвестировал в этот проект, так и осталось до конца не ясным. Зато внезапно в курсе планов Самонова еще задолго до запуска первого магазина оказался его бывший партнер — тот самый Артём Хачатрян, об этом писал «Форбс». При этом он отказался давать любые иные комментарии по этой теме.

Откуда «дровишки»?

Мог ли он или Сергей Ломакин выступить соинвесторами проекта, и какие, в таком случае, на это пошли средства – не ясно. Сейчас же у Самонова должны быть финансовые трудности. В 2019 году ему пришлось за долги отдать «Сбербанку» управляемый «Акцентом» торговый центр «Вива!» в московском районе Северное Бутово.

Кредит, по которому пришлось платить, Самонов взял в 2014 году в долларах — порядка 71 млн. Из-за скачков курса на 2019 год тело долго должно было составлять порядка 4,1 млрд рублей, еще же 189 млн рублей структура должна была выплатить в качестве процентов. В острую стадию ситуация перешла в феврале 2018 года, когда дочерняя структура инвестгруппы, Accent Development («Акцент Девелопмент») допустила просрочку регулярного платежа, а затем начала переговоры о реструктуризации долга.

За счет чего живет компания Александра Самонова?

Однако, как пишет издание «Версия», даже передача торгового центра за долги не смогла погасить долг, покрыв лишь его половину. Сейчас же дела у компании Самонова идут трудно. По итогам 2020 года головная структура «Акцент Капитал» получила убыток в 74 млн рублей. Номинальная стоимость её активов составляет минус 174 млн рублей, тогда как год назад оценивалась в минус 134 млн рублей.

Это может говорить о наличии долгов у структуры и вызывает закономерный вопрос: а где структуры Самонова возьмут те самые 3-3,5 млрд. рублей на выкуп части «Останкино Business Park»?

Очень странно и то, что у компании вообще не было прибыли с 2015 года. Убытки росли каждый год. Но при этом каждый год росла и выручка, которая по итогам 2020 года составила 186 млн рублей. Почему такие «ножницы», и за счет чего тогда компания держится на плаву?

Такие вопросы наверняка есть и у владельца ГК «Пионер» Леониду Максимову. Впрочем, сам предприниматель имеет на рынке неоднозначную репутацию, что опять же наводит на мысли о бывших партнерах Самонова.

Подводные камни

ГК «Пионер» Максимов владел вместе с партнером Андрее Грудиным. Но последний ушел из жизни в 2020 году, причем при странных обстоятельствах. Рядом лежал листок бумаги, на котором было написано, что никого в смерти бизнесмена винить не надо, а в ГК «Пионер» сообщили, что смерть Грудина никак не связана с финансовыми показателями компании.

Между тем, в записке оказалось обращение к совладельцу ГК «Пионер» Леониду Максимову. Из текста следует, что у компании могли быть финансовые долги перед Московским кредитным банком (МКБ), который был одним из основных кредиторов ГК «Пионер». Об этом сообщал канал «РЕН ТВ».

И уже очень скоро после этого события Максимов оказался единственным собственником «Пионера». Компания УК «Элемент», принадлежащая Максимову, выкупила фирму «Новый Колизей», ранее принадлежавшую Андрею Грудину.

В истории остаётся много не ясного. Недоброжелатели распространяют слухи, якобы Грудин мог стать жертвой бизнес-разборок, к которым пытались приписать бывшему депутату Мосгордумы Олегу Сороке. Будто бы он мог «договориться» с Максимовым, чтобы получить долю в бизнесе, а сам помочь компании с госзаказами. Но в итоге все это так и не нашло подтверждения. Ранее The Moscow Post уже озвучивал и разбирал эту версию.

В любом случае, очевидно, что в сделке и возможном партнерстве между Максимовым и Самоновым может быть множество подводных камней. Узнаешь о которых, как правило, только после того, как владелец бизнеса куда-то пропадает, как это было с экс-партнером Самонова Сергеем Ломакиным.

Топ материалы

Не пропусти