Топ материалы

Коррупционные схемы проекта «Стена». Она быстрее рухнет, чем кто то «сядет»

Кто тормозит привлечение к ответственности обвиняемых в хищении денег. За время строительства САП инкриминировала должностным лицам ряд статей УК, среди которых — нецелевое использование бюджетных средств и служебный подлог.

Высший антикоррупционный суд 2 июня отказался вернуть полмиллиона гривен залога, который в 2017 году внесли за заместителя руководителя ГП «Черниговский облавтодор» Сергея Значко. Он один из восьми обвиняемых в хищении 16 млн гривен из государственного бюджета на проект «Стена» — строительстве фортификационных сооружений вдоль границы Украины с Россией,

За время строительства САП инкриминировала должностным лицам ряд статей УК, среди которых — нецелевое использование бюджетных средств и служебный подлог. По версии следствия, организованная группа из тогдашних чиновников Государственной пограничной службы и предпринимателей вывела бюджетные средства в наличные через фиктивные фирмы и подделала акты выполненных работ в Харьковской, Черниговской и Луганской областях. Один из главных обвиняемых — бывший начальник управления ГПСУ Александр Атаманюк.

В ВАКСе почти два года тормозят старт рассмотрения дела по существу.

Вернуть полмиллиона без изменения меры пресечения: миссия невыполнима

Чтобы топ-чиновник «Черниговского облавтодора» 4 года назад оказался на свободе, залог за него внес Федор Козубов — основатель ряда черниговских фирм по изготовлению стройматериалов. И пожелал вернуть свои деньги сразу после окончания досудебного расследования. По мнению представителя залогодателя, после финала следствия исчерпывается срок действия возложенных обязательств и меры пресечения.

«Такое ходатайство даже не должно слушаться. Оно не соответствует требованиям закона, поскольку это не ходатайство стороны защиты об изменении меры пресечения. Мера пресечения Значко действует с 11 августа 2017 года. В графе “окончание” — прочерк. По логике закона, он бессрочный», — прокомментировал прокурор САП Олег Макар.

Как следствие, коллегия судей ВАКС под председательством Инны Белоус постановила, что мера пресечения действует, а потому возвращать деньги нет оснований.

«Кто пишет сценарий затяжек?»

13 июня 2019 года обвинительный акт по так называемому делу «Стена» направили в суд. В марте 2020 года за производство взялся Высший антикоррупционный суд. Но до сих пор дело не начали рассматривать по существу из-за системных отложений заседаний с подачи стороны защиты и обвиняемых. Несмотря на то, что это ухудшает положение последних, которые шестой год находятся под бременем уголовного производства.

«Кто пишет сценарий затяжек?» — спрашивал в перерыве прокурор у адвоката.

Очевидно, риторически. По словам стороны обвинения, движение дела в суде тормозился преимущественно из-за неявки процессуальных оппонентов.

«Нормативно не было судом установлено, что кто-то злоупотребляет правами. Но мы понимаем, что при таком количестве лиц, участие которых является обязательным, всегда можно что-то придумать защитникам. Например, отдать предпочтение судебного заседания в других делах … Это довольно часто использовалось. В прошлом году 2-3 месяца никто не появился из-за локдауна, отсутствия транспорта, самоизоляции, общения с контактными лицами, больными коронавирусом», — рассказал Олег Макар.

Оказалось, что «прогульщики» чередовались, чтобы исключить денежное взыскание или привлечение адвокатов к дисциплинарной ответственности. Несмотря на это, суд единственный раз, 26 апреля, взыскал один прожиточный минимум с обвиняемого. Директору ООО «АЗУ» Александру Кашубе пришлось заплатить 2393 гривен за неявку, о причине которой тот не сообщал.

Прокуроры пытались противиться затягиванию процесса и оштрафовать также бывшего государственного чиновника Значко, которых пренебрег появлением в суд при отсутствии его защитника, но судьи на это не согласились.

Всего, по состоянию на октябрь прошлого года подготовительное производство не закончилось по 30 делам Высшего антикоррупционного суда.

Не неявками едиными. Жонглирование адвокатами как способ «терроризировать суд»

Обвиняемые уменьшили количество адвокатов для манипуляций, убеждает прокурор. В частности, во время досудебного расследования Атаманюка защищали три защитника, но на время судебного разбирательства остался только один адвокат. Заседание откладывали, потому что он не появился, хотя прежние его защитники были.

Даже при стопроцентной явке подготовительное заседание 2 июня тоже сорвалось, потому что предприниматель Александр Хвищук отказался от своего адвоката. Договор расторгли по странному совпадению именно в канун суда. Адвокат объяснил, мол, не успевает оперативно ознакомиться с материалами всех своих производств.

Отказ от защитника невозможно принять, потому что его участие обязательно, а другого защитника не было. Оказалось, что обвиняемый хотел не отказаться от защиты в целом, а привлечь нового адвоката. Закон дает ему на это три дня, поэтому заседание отложили.

И прокурор считает, что Хвищук таким образом «терроризирует» суд, прибегая к мести за судебные решения, с которыми не согласен.

«Я использовал афоризм небезосновательно. Во время досудебного расследования по месту его жительства была обнаружена очень большая сумма средств: в районе 53 тысяч долларов. На полученные средства был наложен арест, он до сих пор действующий. Но сожительница Хвищук подавала на досудебном расследовании апелляционную жалобу на решение об аресте средств, также обращалась с соответствующим ходатайством и во время судебного разбирательства. Суд недавно отказал в возврате средств. Хвищук сегодня приводил это решение: мол, «суд отказал, а потому и я откажусь от защитника». Это злоупотребление правами», — объясняет прокурор.

Дело в том, что теперь в деле возможен длительный перерыв, если новый адвокат захочет знакомиться со 142 томами доказательной базы, четыре из которых — под грифом «секретно». Чтобы исключить затягивание, председательствующая судья впервые предложила в дальнейшем выделить материалы по Хвищуку в отдельное производство.

Но с «секретными» доказательствами другая дилемма. Адвокаты говорят, что у большинства из них были проблемы с доступом к томам, которые составляют государственную тайну. Поэтому до сих пор не знакомы со всеми материалами. По их словам, хотели сначала увидеть «секретные» доказательства, где первичные договоры о правоотношениях по строительству государственной границы. Но детектив НАБУ определил другой порядок. Как следствие, в 2018 году суд ограничил защиту в ознакомлении из-за затягивания, поскольку некоторые из них вообще не приходили в бюро смотреть материалы дела.

С какими доказательствами прокуратура идет в суд?

В САП говорят, что в суде планируют допросить около 50 свидетелей. Из главных доказательств — документация о проведении работ по инженерно-техническому обеспечению и строительстве государственной границы, проектно-сметная документация, соответствующие акты, ряд строительно-технических и экономических экспертиз.

Всего в этом деле обвинения выдвинули начальнику управления строительства Департамента ресурсного обеспечения Администрации Государственной пограничной службы Александру Атаманюку, главному инженеру отдела капитального строительства Северного регионального управления ГПСУ Владимиру Цалко, старшему офицеру Первого отдельного отдела капитального строительства ГНСУ Вячеславу Майдановичу, директору ООО «АЗУ» Александру Кашубе, директору и основателю ООО «Стройцентр «Витязь» Агаверды Адылову, бывшему директору ГП «Черниговский облавтодор» ГАК «Автомобильные дороги Украины» Сергею Значко, а также еще двум посредникам — Александру Хвищук и Вячеславу Бондарю.

Если виновность бывших должностных лиц и предпринимателей докажут, им грозит по тяжелой статье до 12 лет заключения.

Ни один из них своей вины не признал.

Близко к новым подозрениям?

Проект «Стена» громко стартовал в 2014 году с подачи тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка. Две недели назад Госпогранслужба отчиталась о выполнении работ по реализации проекта на 51,4%. В 2020 году она предложила правительству продлить сроки до 2025 года и выделить дополнительные 4,5 миллиарда гривен, потому что якобы финансирование было недостаточным, а стоимость работ и строительных материалов постоянно росла. Сейчас на проект из бюджета ушло уже 1,7 миллиарда гривен.

В то же время в САП уверяют: строительство фортификационного стены на границе со страной-агрессором до сих пор находится в фокусе внимания правоохранителей. По словам прокурора, по состоянию на сейчас установили убытки в других эпизодах хищений на строительстве государственной границы за 2016-2018 годы.

«По завершении досудебного расследования по делу о 16 млн гривен из нее выделили материалы в отношении неустановленных лиц, а также по фактам совершения других уголовных преступлений. В рамках досудебного расследования, которое проводили в течение 2016-2018 годов, все работы по реконструкции границы проводились с присвоением им соответствующего грифа секретности «секретно». Эпизодам производства присвоили определенные шифры. Название шифра содержало определенные буквы и цифры и отличалось последними цифрами от «1» до «7». В суде дело рассматривается в отношении работ по шифрам «4» и «7». По 5 другими шифрам расследование находится на завершающей стадии проведения экспертиз. Эксперты подтвердили, что вскоре будут выводы. И предварительно этими экспертизами уже установлены убытки относительно невыполнения работ или выполнения их ненадлежащим образом. Размер ущерба пока тайна следствия», — прокомментировал LB.ua прокурор САП Олег Макар.

Важно добавить: по словам другого прокурора САП Сергея Казачины, продолжается досудебное расследование и возможных эпизодов хищения бюджетных средств при выполнении работ по проекту «Стена» с 2018 года по сей день.

Топ материалы

Не пропусти